В поисках веры и хлеба

Звенигород до и после Революции
В поисках веры и хлеба
Звенигород до и после Революции
Звенигород – один из древнейших городов Подмосковья, славящийся красотой природного ландшафта и ценнейшими памятниками древнерусского зодчества, и главный из них –
Саввино-Строжевский монастырь.
Как пережила «революционный пожар» 1917-го года «Подмосковная Швейцария», и на почве чего через пол года после Великого Октября у стен древней обители произошел знаменитый «звенигородский мятеж».
ГЛАВА ПЕРВАЯ
УЕЗДНЫЙ ГОРОД
УЕЗДНЫЙ ГОРОД
ГЛАВА ПЕРВАЯ
Вооруженный отряд
из Дедовска
Вооруженный отряд
из Дедовска
Вооруженный отряд
из Дедовска
Вооруженный отряд
из Дедовска
Известно, что на территориях современного Звенигорода еще в XII веке находилось укрепленное поселение. В древности городу была отведена роль сторожи Московской земли. Время его расцвета приходится на период правления князя Юрия Звенигородского, второго сына Дмитрия Донского. В это время в полутора километрах от города, на горе Стороже, на средства князя Юрия его духовным наставником Саввой был основан монастырь. В первой четверти XV веке Звенигород стал крупным торговым центром. Но в Смутное время (в конце XVI — начале XVII века) Звенигород постигло страшное разорение, а после взятия Смоленска он утратил статус форпоста Москвы. Историческое значение города перешло к Саввино-Сторожевскому монастырю, ставшему царским богомольем. В 1708 году город вошел в состав Московской губернии, а с 1781 года официально стал уездным городом.
В Звенигородский уезд
Московской губернии входило 8 волостей: Аксиньинская, Еремеевская, Лучинская, Павловская, Перхушковская, Пятницкая, Шараповская и Ягунинская.

Источник: 4turista.ru
В XIX веке город имел сниженные темпы развития. Когда многие города под Москвой превращались в промышленные центры, в Звенигороде и его окрестностях не строились крупные предприятия. Причины были просты – оторванность от главных железнодорожных магистралей и сырья. Земледелие в уезде было заброшено из-за плохого качества земли. Развивались садоводство и кустарные промыслы, прежде всего вязание, затем изготовление мебели, игрушек и другие. Один из промыслов Звенигорода стал известен на всю страну – это производство струнных музыкальных инструментов, инициатором которого стал крестьянин села Шихово Емельянов. По данным Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона, из промышленности, в конце XIX века в уезде больше всего было суконных фабрик, затем кожевенных и кирпичных заводов и ткацких фабрик. Промышленность давала пропитание 3% населения уезда, кустарные промыслы – 9%. Жители уезда занимались в основном садоводством и огородничеством.
Константин Крыжицкий, «Звенигород», 1895, холст, масло.
Государственное музейное объединение
«Художественная культура Русского Севера»
Константин Крыжицкий, «Звенигород», 1895, холст, масло.
Государственное музейное объединение
«Художественная культура Русского Севера»

Данные Первой всеобщей переписи населения 1897 года,
опубликованные в 1905 году, по Звенигородскому уезду:
Однако, благодаря прекрасному местоположению, богатству природного края, чистому воздуху Звенигород начал приобретать черты тихого дачного городка, превращаться в курортную зону, его даже называли «Русской Швейцарией». Пейзажи в окрестностях Звенигорода привлекали многих известных художников. Здесь работали И. Левитан, К. Саврасов, А. Архипов, братья К. и С. Коровины, И. Репин, М. Якунчикова, В. Борисов-Мусатов, Н. Крымов и другие. В Звенигороде и его окрестностях жили А. Герцен, С. Танеев, А. Чехов, посещали Н. Карамзин и Ф. Шаляпин.
Left
Right
Источник: humus.livejournal.com
Но одним из центров жизни города и всего Звенигородского уезда являлся Саввино-Сторожевский монастырь – центр паломничества, памятник архитектуры и зодчества, хозяйствующий субъект, исторический памятник. Ведь со временем обитель снискала славу одного из духовных и политических центров Российского государства, на протяжении пяти веков своего существования монастырь имел особое расположение и покровительство русских государей.
Храмы и часовни монастыря

1. Собор Рождества Пресвятой Богородицы
2. Надвратная церковь Живоначальной Троицы
3. Церковь Преподобного Сергия Радонежского
4. Церковь Спаса Преображения
5. Церковь Алексия, Человека Божия


Прочие постройки

6. Дворец царя Алексея Михайловича
7. Большой братский корпус
7. Малый келейный корпус
9. Дворец государыни (Царицыны палаты)
10. Трапезная церковь
11. Трапезная палата
12. Казначейский корпус
13. Стрелецкие палаты


Башни монастыря

14. Провиантская башня
15. Северо-восточная башня
16. Красная (Надвратная) башня
17. Юго-восточная башня
18. Южная башня (Усова)
19. Житная башня
В 1898 году в Звенигороде проводили празднества в честь 500-летия Саввино-Сторжевского монастыря. Согласно утвержденному Московским митрополитом Владимиром порядку юбилейные торжества проходили в течение 5 дней, с 4 по 8 сентября. В монастыре к юбилею были тщательно отремонтированы и обновлены Богородице-Рождественский собор с Саввинским приделом, другие храмы, а также врата монастыря.
Источник: humus.livejournal.com
Было решено не закрывать монастырь и собор в течение всей ночи, чтобы все желающие могли подойти к мощам преподобного Саввы, хранившемся в обители. Во многих храмах Московской епархии заранее готовили дары для Саввинской обители в виде икон, памятной церковной утвари.
Торжества начались с общей заупокойной службы 4 сентября, за четыре дня до главного престольного монастырского праздника – Рождества Пресвятой Богородицы. В тот день поминали всех имевших к ней отношение отцов и братий, общим молением об упокоении почивших царей и цариц, князей и княгинь, в первую очередь Великого Князя Дмитрия Донского, его супруги Евдокии, Звенигородского князя Юрия, основателя Саввинской обители.
Затем святая обитель обратилась в молитвах к преподобному Сергию Радонежскому – духовному учителю преподобного Саввы, для чего на следующий день, 5 сентября специально к торжествам из Троице-Сергиевой лавры была привезена чудотворная икона преподобного Сергия с Панагией и частицей мощей святого.
7 сентября прибывшие накануне самого главного празднования митрополит Московский Владимир отслужил в Богородице-Рождественском соборе Всенощное бдение и совершил литию по древнему обычаю вне храма. Во время литургии 7 сентября использовались исторические серебряные кадила и Евангелие в золотом окладе, пожалованные царем Алексеем Михайловичем, а в раку преподобного Саввы поместили даже целый покров, вышитый в XVII веке царицей Марией Ильиничной.
К основной дате празднования – 8 сентября – в монастырь прибыли митрополит Московский Владимир, великий князь Сергей Александрович с супругой великой княгиней Елизаветой Феодоровной, начальник Московской губернии гофмейстер А. Г. Булыгин, граф С. Д. Шереметьев, князь А. М. Голицын и многие духовные и светские лица. В 10 утра в монастырском соборе началась литургия, которую совершал митрополит Московский Владимир с викарными епископами и архимандритами, а позже в палатах царя Алексея Михайловича была устроена трапеза.
Последний день торжеств – 9 сентября – был посвящен памяти основателя обители Савве Сторожевскому. В странноприимном доме были накрыты обеденные столы для паломников.

Источник: humus.livejournal.com
Обитель в эти дни получила множество дорогих подарков, храмы украсились уникальными иконами, утварью и покровами, напрестольными крестами и богослужебными книгами. В течение всех торжеств было организовано благотворительное питание паломников, на благословение раздавались памятные сувениры и молитвы преподобному Савве с описанием монастыря. Юбилей в Звенигороде стал одним из главных событий в культурной жизни Москвы и Подмосковья.
Молебен перед иконой Саввы Сторожевского.
4 августа 1906 года.
Это было в субботу – первую после местного праздника – перенесения мощей преподобного Саввы,
отмечаемого 30 июля.
Источник: pastvu.com
Молебен перед иконой Саввы Сторожевского. 4 августа 1906 года.
Это было в субботу – первую после местного праздника – перенесения мощей преподобного Саввы, отмечаемого 30 июля.
Источник: pastvu.com
Как выглядел Саввино-Сторожевский монастырь в Звенигороде в XVII и XVIII веках – сказать сегодня сложно. А вот с появлением фотографии, то есть где-то с середины XIX века, можно увидеть архитектуру монастыря, запечатленную документально. Древняя обитель и красота окрестностей привлекали первых любителей и мастеров фотографии.



С 1898 года профессиональный русский фотограф Петр Петрович Павлов проводил съемку архитектурных памятников Москвы, попал в его объектив и Саввино-Сторожевский монастырь. На его фотографиях, выполненных зимой 1910 года, монастырские здания приобретают особый колорит.
Кроме того, снимки фотомастеров конца XIX – начала ХХ века не единственные документальные свидетельства былой величественности Саввино-Сорожевского монастыря. Перед самой Революцией Яков Протазанов снимает здесь немой художественный фильм «Отец Сергий» по мотивам одноимённой повести Льва Толстого. Съемки картины проходят на территории Саввино-Сторожевского монастыря в середине 1917 – начале 1918 года. Так, на пленке запечатлена древняя обитель перед самыми драматичными событиями в своей, к тому моменту более чем 500-летней, истории.
«Отец Сергий». 1918 г. /реж. Яков Протазанов
В фильме можно увидеть узнаваемые и сегодня виды:

27:40 Виды обители;
29:45 Сцена на колокольне;
32:20 Вход в Царицыны палаты;
44:22 Дорога от монастыря в Звенигород;
1:11:46 Знаменитые виды «Саввинской Америки»
Съемки картины проходят на территории Саввино-Сторожевского монастыря в середине 1917 – начале 1918 года. Так, на пленке запечатлена древняя обитель фактически в дни Революции, последствия которой приведут в монастыре к череде самых драматических событий за всю его историю.
ГЛАВА вторая
именем революции
ИМЕНЕМ РЕВОЛЮЦИИ
ГЛАВА ВТОРАЯ
Вооруженный отряд
из Дедовска
Вооруженный отряд
из Дедовска
Вооруженный отряд
из Дедовска
Вооруженный отряд
из Дедовска
Вооруженный отряд
из Дедовска
Вооруженный отряд
из Дедовска
Вооруженный отряд
из Дедовска
Год 1918-й в тихом уездном городе к западу от Москвы вновь мог стать центром празднования очередной даты – 520-летия основания древней обители. В масштабах страны – весна 1917 года должна была стать решающей в победе Российской империи над Германией и Австро-Венгрией в Первой мировой войне. Но история распорядилась иначе.

Февральская революция 1917 года положила конец всем военным планам, уничтожила российское самодержавие, изменила весь привычный уклад общества большой страны. Уже к 1917 году вопрос хлеба встал остро. Можно сказать, что Революция началась с продовольственного кризиса. Так, в конце февраля 1917 года был сорван график грузовых перевозок хлеба. По стране пошел слух о скором переходе на «хлебные» карточки.

В Петрограде у хлебных лавок выстроились очереди. Волнения начались среди работниц ткацких фабрик, обычных петроградских домохозяек, вынужденных выстаивать за хлебом долгие часы. 21 февраля толпа с лозунгом «Хлеба, хлеба!!!» начала громить булочные лавки. Еще 18 февраля рабочие Путиловского завода объявили забастовку, затем к ним стали стихийно присоединяться пролетарии с других заводов и фабрик. И так, к 23 февраля в столице уже забастовало около 100 000 рабочих с пятидесяти предприятий. Демонстранты требовали уже не только хлеба и прекращения войны, но и свержения самодержавия.
Через 98 лет после тех событий, в соответствии с новой концепцией изучения отечественной истории, в 2015 году было принято решение отказаться от деления произошедшего на Февральскую и Октябрьскую революцию. События февраля-марта теперь официально именуются «Февральским переворотом», а октябрьские – «взятием власти большевиками», исторический отрезок с февраля по ноябрь 1917 года теперь принято называть как Великая российская революция.
К 1917 году в Звенигородском уезде было несколько промышленных предприятий: Дедовская бумагопрядильная мануфактура, ткацкая фабрика в Ново-Никольском, кирпичный завод в Одинцове, суконная фабрика в селе Ивановское, часовая фабрика в Шарапове. Эти фабрики служили центрами революционной агитации. Уже к концу 1916 года на Дедовской фабрике возникла первая большевистская ячейка, положившая начало Звенигородской партийной организации.
Митинг на Дедовской фабрике
Источник: dedovsk.ru
Митинг на Дедовской фабрике
Источник: dedovsk.ru
Но Февральская революция прошла в Звенигородском уезде тихо. Образовался свой уездный Совет рабочих, крестьянских и солдатских депутатов. Однако власть была в руках эсеров, меньшевиков и кадетов, которые стояли за поддержку Временного правительства. В городе, как и по всей стране, большевики готовились к захвату власти. В это время в Звенигороде не имелось сложившейся организации большевиков. По указанию Московского губкома партии большевики сколотили крепкий боевой отряд из красногвардейцев Дедовской и Шараповской фабрик, из молодых крестьян, вернувшихся с фронта и перешедших на сторону революции, солдат 195-го запасного пехотного полка, стоявшего в Павловской слободе.
На заре 24-го октября 1917 года этот отряд без вооруженного сопротивления вошел в Звенигород занял здание в центре города, где размещался меньшевистский исполком. Солдаты местного немногочисленного гарнизона стрелять в красногвардейцев не стали, подняли белый флаг и сложили оружие. Всю власть в городе – временно до созыва съездов советов, – взял в свои руки Революционный комитет.
Публикация «45 лет назад»
в газете «Новые рубежи»
от 4 ноября 1962 года
Вооруженный отряд чрезвычайного назначения из рабочих Дедовской фабрики. В центре в папахе командир отряда Трошин. 1918 г.
Источник: gorod-dedovsk.ru
Публикация «45 лет назад»
в газете «Новые рубежи»
от 4 ноября 1962 года
Вооруженный отряд чрезвычайного назначения из рабочих Дедовской фабрики. В центре в папахе командир отряда Трошин. 1918 г.
Источник: gorod-dedovsk.ru
Меж тем, выборы в Учредительное со6рание, прошедшие в стране 12 ноября 1917 года, показали, что значительная часть населения России (около 76% избирателей) поддерживает противников большевиков, выступавших за буржуазную демократию – эсеров, меньшевиков и кадетов (запрещенных накануне выборов). Представители именно этих партий и составили большинство его депутатов. Избранники отказались утвердить предложенный большевиками конституционный проект – «Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа». 6 января большевики разогнали Учредительное собрание, установив свою диктатуру. Так была упущена последняя возможность компромисса между различными политическими силами. В последствии первая Конституция РСФСР официально лишила политических прав буржуазию, помещиков, служителей церкви.

В сфере экономики большевики пошли по пути ликвидации рыночных отношений. Уже в ноябре 1917 года началась так называемая «красногвардейская атака на капитал»: национализация промышленных предприятий, банков, железнодорожного транспорта, введение монополии внешней торговли. Также решающим шагом в сфере экономики аграрной страны стало принятие Декрета о земле: один из первых декретов советской власти, он был принят на Втором всероссийском съезде Советов 26 октября 1917 года.
Декрет
II Всероссийского съезда Советов о земле
26 октября (8 ноября) 1917 года
1) Помещичья собственность на землю отменяется немедленно без всякого выкупа.

2) Помещичьи имения, равно как все земли удельные, монастырские, церковные, со всем их живым и мертвым инвентарем, усадебными постройками и всеми принадлежностями переходят в распоряжение волостных земельных комитетов и уездных Советов крестьянских депутатов, впредь до Учредительного собрания.

3) Какая бы то ни было порча конфискуемого имущества, принадлежащего отныне всему народу, объявляется тяжким преступлением, караемым революционным судом. Уездные Советы крестьянских депутатов принимают все необходимые меры для соблюдения строжайшего порядка при конфискации помещичьих имений, для определения того, до какого размера участки и какие именно подлежат конфискации, для составления точной описи всего конфискуемого имущества и для строжайшей революционной охраны всего переходящего к народу хозяйства на земле со всеми постройками, орудиями, скотом, запасами продуктов и проч.

4) Для руководства по осуществлению великих земельных преобразований, впредь до окончательного их решения Учредительным собранием, должен повсюду служить следующий крестьянский наказ, составленный на основании 242 местных крестьянских наказов редакцией «Известий Всероссийского Совета крестьянских депутатов» и опубликованный в номере 88 этих «Известий» (Петроград, номер 88, 19 августа 1917 г.).

5) Земли рядовых крестьян и рядовых казаков не конфискуются.


Председатель Совета народных комиссаров
Владимир Ульянов-Ленин.

Источник: en.wikipedia.org
В социальной политике самыми заметными мероприятиями большевиков становятся принятие Трудового кодекса (декабрь 1917 г.), декрет о браке и семье (18 декабря 1917 г.), установивший равноправие мужчин и женщин, Декрет об отделении церкви от государства и школы от церкви (23 января 1918 г.).
Декрет о свободе совести, церковных и религиозных обществах
20 января 1918 года
1. Церковь отделяется от государства.

2. В пределах Республики запрещается издавать какие-либо местные законы или постановления, которые бы стесняли или ограничивали свободу совести, или устанавливали какие бы то ни было преимущества или привилегии на основании вероисповедной принадлежности граждан.

3. Каждый гражданин может исповедыватъ любую религию или не исповедывать никакой. Всякие праволишения, связанные с исповеданием какой бы то ни было веры или неисповеданием никакой веры, отменяются.

Примечание. Из всех официальных актов всякое указание на религиозную принадлежность и непринадлежность граждан устраняется.

4. Действия государственных и иных публично-правовых общественных установлений не сопровождаются никакими религиозными обрядами или церемониями.

5. Свободное исполнение религиозных обрядов обеспечивается постольку, поскольку они не нарушают общественного порядка и не сопровождаются посягательством на права граждан и Советской Республики. Местные власти имеют право принимать все необходимые меры для обеспечения в этих случаях общественного порядка и безопасности.

6. Никто не может, ссылаясь на свои религиозные воззрения, уклоняться от исполнения своих гражданских обязанностей.

Изъятия из этого положения, под условием замены одной гражданской обязанности другой, в каждом отдельном случае допускаются по решению народного суда.

7. Религиозная клятва или присяга отменяется. В необходимых случаях дается лишь торжественное обещание.

8. Акты гражданского состояния ведутся исключительно гражданской властью: отделами записи браков и рождений.

9. Школа отделяется от церкви. Преподавание религиозных вероучений во всех государственных и общественных, а также частных учебных заведениях, где преподаются общеобразовательные предметы, не допускается. Граждане могут обучать и обучаться религии частным образом.

10. Все церковные и религиозные общества подчиняются общим положениям о частных обществах и союзах и не пользуются никакими ни преимуществами, ни субсидиями, ни от государства, ни от его местных автономных и самоуправляющихся установлений.

11. Принудительные взыскания сборов и обложений в пользу церковных или религиозных обществ, равно как меры принуждения или наказания со стороны этих обществ над их сочленами, не допускаются.

12. Никакие церковные и религиозные общества не имеют права владеть собственностью. Прав юридического лица они не имеют.

13. Все имущества существующих в России церковных и религиозных обществ объявляются народным достоянием.

Здания и предметы, предназначенные специально для богослужебных целей, отдаются, по особым постановлениям местной или центральной государственной власти, в бесплатное пользование соответственных религиозных обществ.

Председатель Совета Народных Комиссаров В. Ульянов (Ленин)

Народные комиссары: Н. Подвойский. В. Алгасов В. Трутовский. А. Шлихтер П. Прошьян. В. Менжинский А. Шляпников. Г. Петровский
Управляющий делами Вл. Бонч-Бруевич
Секретарь Н. Горбунов
Декреты о земле и свободе совести поставили Саввино-Сторожевский монастырь, как и сотни храмов по всей стране, фактически вне закона: церковь лишилась прав юридического лица и собственности, а принадлежавшие ей земли, среди прочих, переходили в распоряжение волостных Земельных комитетов и уездных Советов крестьянских депутатов.

Саввинское подворье в Москве.
Фото из журнала "Ежегодник Общества Архитекторов-Художников".
К 1917 году Саввино-Сторожевский монастырь был одним из наиболее обеспеченных и благоустроенных в России. Он владел 400 десятинами земли, двумя доходными домами в Москве, имел московское подворье, в полуверсте от монастырских стен находился Саввин скит, при обители действовало Звенигородское духовное училище (где в 1896 году греческий язык преподавал Петр Федорович Полянский, будущий Патриарший местоблюститель митрополит Петр). Но сразу после революции и принятия Декретов, названных выше, обитель постепенно лишается средств к существованию. Фактически, Саввино-Сторожевский монастырь стал одной из первых жертв большевистской антирелигиозной кампании.
ГЛАВА ТРЕТЬЯ
…ВЫНУЖДАЛ ТОЛЬКО ГОЛОД!
...ВЫНУЖДАЛ ТОЛЬКО ГОЛОД
ГЛАВА ТРЕТЬЯ
Вооруженный отряд
из Дедовска
Вооруженный отряд
из Дедовска
Вооруженный отряд
из Дедовска
Вооруженный отряд
из Дедовска
Вооруженный отряд
из Дедовска
Вооруженный отряд
из Дедовска
Вооруженный отряд
из Дедовска
Меж тем, ситуация с продовольствием становилась тяжелой и в самом Звенигороде уже в начале зимы 1917-1918 года. По последующим свидетельствам местных жителей, в городе начались волнения: «народ, особенно деревенский, часто приходил толпами к властям – требовать хлеба, а перед Рождеством чуть не разгромили продовольственные лавки». К этому жителей не подстрекали – их вынуждал голод.

16 января 1918 года состоялось экстренное заседание Звенигородской городской думы, цель которого состояла в изыскании средств на покупку хлеба для жителей города. Сложившаяся ситуация показала неспособность местных продовольственных комитетов обеспечить горожан продовольствием. Городской глава Николой Петрович Стариченков заявлял о том, что толпы голодных с настойчивыми требованиями хлеба стали являться и в Городскую управу, удовлетворить которые не было возможности.
Из протокола экстренного заседания Звенигородской городской думы
Городской глава предлагает Думе произвести закупку хлебы самостоятельно через избранных уполномоченных, для чего просить Думу разрешить Городской управе позаимствовать на покупку муки из продовольственного капитала, отпущенного Правительством в кредит на оборудование городской продовольственной лавки, и открыть между жителями города Звенигорода добровольную подписку в Городскую управу на прием денежных сумм для увеличения средств к приобретению покупкой продовольственного хлеба.
Порядок приобретения хлеба на местах и способов его доставки в Звенигород собранию разъяснял председатель Продовольственного отдела земской управы Барминцев, на встрече также присутствовал и член земской управы Дорофеев. По итогам встречи было решено позаимствовать из отпущенного в ссуду продовольственного капитала 5000 рублей.
Первый съезд Советов уезда собрался в Звенигороде 15 февраля 1918 года, на нем был избран Уездный исполнительный комитет (УИК). Исполком принял решения о ликвидации Городской думы в Звенигороде и в Воскресенске (ныне г. Истра). Началась перестройке старой администрации и учреждений в уезде.

25 февраля 1918 года в Голицыно пришли вагоны с мукой для Звенигородского уезда, в том числе и вагон для Городской управы. В тот же день мука была распределена уездной Продовольственной управой для всего населения уезда по одному фунту на едока. Узнав об этом, Звенигородская городская управа запротестовала и заявила Продовольственной управе, что тот вагон, который пригнали городские представители, должен быть распределён только в городском раздаточном пункте. В ответ на это представитель Продовольственной управы Т. Дорофеев заявил городскому главе Н. П. Стариченкову, что несправедливо наделять одних больше, а другим не дать ничего. Вердикт городского главы был следующим: вопрос распределения продовольствия в городе может решать только общее собрание граждан Звенигорода, которое Городская управа решила собрать в 7 часов вечера, а также поставила Дорофееву в обязанность явиться на это собрание.

В назначенное время Дорофеев на собрание не явился, так как в это же время участвовал в заседании президиума уездного Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. В восьмом часу вечера в это помещение ворвалась возбужденная толпа. Она заняла все входы и выходы, возмущенные бросились к телефону и порвали провод. Из толпы всё время слышались выкрики, призывающие расправиться с президиумом и разогнать Совет. Только благодаря убеждениям членов президиума, обратившихся к толпе с успокоительными словами, не произошло самосуда и здание Совета не было разгромлено.

Вслед за этим состоялось общее собрание граждан Звенигорода. На нём городской глава Н. П. Стариченков обвинил уездную Продовольственную управу в распределении прибывшей муки поровну между населением всего уезда, и подчёркнул, что если один вагон привезли представители звенигородского раздаточного пункта, то эта мука и должна быть передана только закреплённому за этим пунктом населению. Выступавшие далее Н. Л. Казецкий, А. Г. Иванов и С. Б. Трдатов также настаивали на распределении муки только звенигородскому раздаточному пункту.
ИЗ ПРОТОКОЛА ОБЩЕГО СОБРАНИЯ ГРАЖДАН г. ЗВЕНИГОРОДА
…Представитель от Продовольственного отдела Дорофеев объяснил, что он ничего не имеет к изменению выдачи количества хлеба, если со стороны городской организации по закупке хлеба будет доказано, что прибывшая мука закуплена делегатами вне общей очереди.
На следующий день член земской управы М. А. Дорофеев напишет в Президиум уездного Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов докладную записку следующего содержания:
Сложившееся двоевластие не устраивало уездный Совет депутатов. Когда противостояние Звенигородской городской управы и уездного Совета достигло наивысшей точки, по настоянию последнего на следующий день в Звенигород были вызваны войска и чрезвычайный отряд. 28 февраля 1918 года Президиум уездного Совета ввёл в Звенигородском уезде военное положение.
Чрезвычайный отряд
в Звенигороде
Чрезвычайный отряд в Звенигороде
На город была наложена контрибуция в размере 300 тысяч рублей, которую должны были внести в семидневный срок владельцы торгово-промышленных предприятий, трактиров, чайных, крупные домовладельцы и капиталисты. В двухдневный срок они должны были уведомить о согласии внести деньги.

Ночью был произведён ряд арестов. Все арестованные – городской глава Н. П. Стариченков, бывший мировой судья С. Б. Трдатов, бывший секретарь мирового съезда А. Г. Иванов и брат его К. Г. Иванов, бывшие купцы И. И. Соколов, В. В. Стариченков и А. Д. Шестопалов – препровождены в местную тюрьму. Бывший редактор газеты «Раннее утро» Н. Л. Казецкий, которого предполагалось арестовать, в момент ареста находился в Москве. Вместо него был арестован его сын, который и остался заложником. 28 февраля явился Казецкий-отец, который сразу же был арестован, а его сына отпустили. Вечером 28 февраля А. Г. Иванов, С. Б. Трдатов и Н. П. Стариченков были переведены на строгий режим, а остальные до расследования оставлены в Звенигороде.
Источник: из архива краеведа Игоря Михалёва.
Многие показания свидетелей, подшитые к делу о февральском контреволюцинном выступлении, как были названы события официальным следствием, говорили о том, что «что в манеже обсуждали именно вопросы продовольствия, а не подрыв Советов».
К примеру:

Заявление

Мы, нижеподписавшиеся, присутствовали на общем собрании граждан гор. Звенигорода и прилегающих к нему деревень, бывшее 28 февраля сего 1918 года заявляем Следственной комиссии следующее:

Граждане гор. Звенигорода совместно с 12-деревнями сделали складчину на покупку муки. Когда вагон это пришел, то Продовольственная управа объявила его своим и хотела муку распределить на весь уезд по 1 ф. на человека. Так как вагон муки был куплен сверх нормы, то жители города и соседних деревень, пар, Супоньево, Игнатьево и др., решили сойтись на общее собрание чтобы вместе с представителями Продовольственной управы обсудить вопрос об этой муке. Собрание было назначено в 6 часов вечера и когда граждане собрались, прошел еще час – никто из представителей управы не явился. Решение было послать за членом управы Дорофеевым. Часть граждан ушла из манежа, где должно было происходить собрание и вскоре возвратилась вместе с Дорфеевым.

Собрание открыл городской голова Н. П. Стариченков, который объяснил собравшимся, сто посланная депутация возвратилась и привезла вагон муки, которую Продовольственная управа считает своей и хочет распределить муку всему уезду.

Депутация, ездившая за мукой, предоставила отчет по поездке и указала, что вагон выпрошен в Таврической губ сверх нормы. Вагон сопровождался и доставлен на ст. Голицыно членом депутации Коноваловым. Гор. глава Стариченков сказал, что мука куплена для нашего раздаточн. пункта, поэтому является его собственностью, граждане сами вправе распорядиться ее распределением и просят Дорофеева дать Собранию данные, на основании которых Продовольственная управа распределяет ее на весь уезд.

При этом было указано на село Козино, где также граждане собрались, купили муку поделили ее без вмешательства Продовольственный управы. Несмотря на то, что горд два месяца сидит без хлеба, село Козино поделиться не пожелало. Дорофеев никаких доказательств привести не мог, но все-таки настаивал, что мука будет распределена на весь уезд. Тогда публика не могла больше себя сдерживать, послышались отдельные выкрики несмотря на просьбу председателя Стариченкова прийти к порядку. Слышались такие возгласы:

- Почему городская делегация достала муки вагон, а Продовольственная управа в течение почти двух месяцев не могла достать одного мешка, что у дела Продовольствия стоят неспособные лица.

Участников собрания никто не возбуждал, их возбудило настойчивое требование Дорофеева. Не можешь поручиться, чтобы кончилось собрание, если бы не выступил Н. Л. Казецкий, который убедил приступить к порядку и на вопросы Дорофеева – гарантирует ли он гарантирует ли он мне неприкосновенность личности, что за граждан он поручится своей головой. Тот час же водворился порядок. Опять было приступлено к вопросу о муке, при это свидетельствуем, что не выступавшими – Стариченковым, Казецким, С. Б. Трдатовым, А. Г. Ивашовым, так и никем из присутствовавших на собрании не возбуждались иные вопросы, кроме вопроса о муке, лишь только указывалось на то, что Н. С. Барминцев и Дорофеев неспособны вести продовольственное дело, лучше было бы, ели они уступили места более способным, более энергичным людям, что тормозят дело.

Распределить муку на весь уезд – фунтом голодного не накормишь (слова Трдатова), лишь только произведешь недовольство – возбуждение, тем более, что в некоторых раздаточных пунтах мука имеется.

Дорофеев публично заявил, что он действительно неспособен дальше вести, чувствует себя переутомленным желает подать отставку. Некоторые доказывали, что мука должна быть поделена между теми, кто вносил деньги.

А. Г. Иванов указал, что это несправедливо, что мука должна быть поделена на весь раздаточный пункт, т. е. на гор. Звенигород и 12 деревень.

Это мнение поддерживали и Стариченков, Казецкий и Трдатов. После того, когда Дорофеев сознался, что мука принадлежит одному раздаточному пункту и когда высчитали, что таким образом придется на один пай по 3 фунта, граждане не дожидаясь конца собрания разошлись.

Мы со своей стороны должны подтвердить, что против Советской власти, или что-нибудь про политику не было не сказано ни слова, а потому контрреволюционных выступлений и не могло быть.

Свидетельствуем, что и до дня собрания (26 февраля) и после целые селения, например, Сурмино, Никольское, Часовня, Прожское и др. не раз осаждали Продовольственную управу и Комиссариат с просьбой хлеба. Женщины являлись с детьми. Все это делалось без всяких агитаций – двигал голод.

В заключение свидетельствуем, что ни Н. П. Стариченков, ни Н. Л. Казецкий, С. Б. Трдатов ни А. Т. Иванов граждан не возбуждали, а наоборот всеми силами сдерживали и благодаря их стараниям был водворен порядок и обошлось без острых выпадов. Контрреволюционных участвий за ними не усматривали. В чем и подписываемся.

(Всего 19 подписей).
А также:
Однако 20 июня 1918 года именем Российской Советской Республики Московский Губернский Революционный Трибунал по обвинению в контрреволюционном выступлении
ПРИГОВОРИЛ:

Николая Львовича Казецкого – к принудительным работам на срок три года;

Николая Петровича Стариченкова – к принудительным работам на срок два года;

Сидрана Богдановича Трдатова – к принудительным работам на срок три года;

Василия Васильевича Стариченкова – к тюремному заключению на полтора месяца с зачетом ему времени предварительного содержания.

Кассационная жалоба, поданная Казецким через два месяца, в который осужденный обращал внимание на то, что дело вел все тот же Дорофеев, проходивший по нему свидетелем, Кассационным отделом при Всероссийском Центральном Исполнительном Комитете Советских рабочих, красноармейских, крестьянских и казачьих депутатов была отклонена. И данный приговор остался в силе.

Интерпретацию следствием февральских событий как «контрреволюционное выступление» можно также объяснить тем, что в мае в Звенигороде произошло еще одно ЧП, приведшее уже к человеческим жертвам.
ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
…ИБО НЕ ВЕДАЮТ ОНИ, ЧТО ТВОРЯТ
...ИБО НЕ ВЕДАЮТ ОНИ, ЧТО ТВОРЯТ
ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
Вооруженный отряд
из Дедовска
Вооруженный отряд
из Дедовска
Вооруженный отряд
из Дедовска
Вооруженный отряд
из Дедовска
Вооруженный отряд
из Дедовска
Вооруженный отряд
из Дедовска
Вооруженный отряд
из Дедовска
В разгаре событий знаменитого «звенигородского мятежа», произошедшего 15 мая 1918 года, были убиты представители власти Советов: комиссар по продовольствию, по совместительству комендант монастыря, Константин Макаров, секретарь сельсовета Соколов, милиционер Ротнов.

К моменту майских событий в Звенигороде и уезде Советы устанавливали власть в полную силу. В феврале проведена конфискация помещичьих земель, которые должны были быть распределены между крестьянами. В это же время своих земельных угодий лишается и Саввино-Сторожевский монастырь, затем – мельницы, конного двора, пчельника и молочника. В апреле отобраны гостиница, скотный двор, мастерская. Работы по оценке монастырского имущества и ценностей провел отряд комиссара по продовольствию Константина Макарова, коменданта монастыря. Первичной целью отряда было, именно, изъятие монастырских припасов: братия подчинилась. Так, Макаров при силовой поддержке местных милиционеров реквизировал у монастыря 600 (по некоторым данным – 800) пудов зерна. Конфискация монастырских запасов достаточно серьезно ударила интересам окрестных крестьян: так как во время весенних полевых работ было принято брать взаймы у монастыря зерно до нового урожая под необременительный процент.

Кроме того, весной в ходе реализации Декрета о земле большевики оказывали поддержку деревенской бедноте, вызывая тем самым недовольство зажиточных крестьян (кулаков и середняков) – основных производителей товарного хлеба. Согласно Резолюции о хлебной монополии Всероссийского продовольственного съезда Советов от 21 января 1918 года, было решено: «В целях последовательного проведения государственной хлебной монополии необходимо немедленно передать дело снабжения в руки Советов… Принцип централизации в продовольственном деле проводить неуклонно и никаким отдельным организациям извне право самостоятельных закупок без нарядов Всероссийского комитета Снабжение не предоставлять… противодействовать всеми мерами мешочничеству, привлекая к революционному трибуналу как продавцов, так и покупателей хлеба помимо советского заготовительного аппарата». То есть, мешочники теперь подвергались строжайшим преследованиям как спекулянты. Кроме того, в мае 1918 г. правительство объявляет продовольственную диктатуру и с помощью продовольственных отрядов (продотрядов) производит насильственное изъятие хлебных запасов у зажиточных крестьян.
Полной и достоверной информации о событиях смутного дня 15 мая 1918 года в Звенигороде теперь найти достаточно сложно: в годы советской власти идеологическая оценка произошедшего – «подготовленный контрреволюционный мятеж кулаков и монахов» – не ставила задачи восстановить доподлинный ход событий.
Публикация «Бессмертие»
в газете «Новые рубежи»
от 10 июня 1962 года
Фото Константина Макарова (справа) с другом из фондов Звенигородского историко-архитектурного и художественного музея.

Надпись
чернилами на обороте (автограф К. И. Макарова):

«Снятѣ былѣ вѣ дни Великой револицыи 1917 2 мая
дорю на память Нюше Мокоровой
Отѣ Г-на Константина Иванови-/ча/ Макорова»


Публикация «Бессмертие»
в газете «Новые рубежи»
от 10 июня 1962 года

Фото Константина Макарова (справа) с другом из фондов Звенигородского историко-архитектурного и художественного музея.

Надпись
чернилами на обороте (автограф К. И. Макарова):

«Снятѣ былѣ вѣ дни Великой револицыи 1917 2 мая
дорю на память Нюше Мокоровой
Отѣ Г-на Константина Иванови-/ча/ Макорова»

После распада СССР и смены отношения государства к церкви, точка зрения на толкование причин звенигородского мятежа изменилась… Во многих источниках стала появляться информация о том, что продкомиссар Макаров, кроме описи монастырского имущества и продовольствия, намеривался вскрыть и раку с мощами преподобного Саввы Сторожевского. В новой «интерпретации» подчас сливались воедино факты разных лет: так можно встретить публикации с упоминанием о «кощунственных действиях совработников в Рождественском соборе при вскрытии мощей преподобного Саввы Сторожевского», хотя этот эпизод произошел немного позже, в марте 1919 года.
Публикация «Звенигородский мятеж»
в газете «Звенигородские ведомости»
от 22 августа 1998 года
Публикация «Звенигородский мятеж»
в газете «Звенигородские ведомости»
от 22 августа 1998 года
Восстановить хронологию произошедших событий можно, обратившись к материалам следственного дела «о контрреволюционном выступлении в Саввино-Сторожевском монастыре», хранящегося в фондах Центрального государственного архива Московской области (фонд 4612; опись № 1; дело 12). Хотя во многих публикациях утверждается о попытке Макарова вскрыть раку с мощами основателя обители, в документах архива, среди которых десятки протоколов допросов многочисленных свидетелей, названы иные причины возмущения жителей деревень в окрестностях монастыря.
На допросах родственники комиссара К. И. Макарова, по сути основного виновника возникших в мае 1918 года в монастыре беспорядков и главной их жертвы, показали:
Прасковья Сергеевна Макарова
27 лет, грамотная.
Вдова комиссара Макарова



Во время события я в монастыре не была.
Утром 15 мая приходили в монастырскую гостиницу к мужу и предупреждала его об угрожающей ему опасности, в связи с задержанием прошлой ночью его отца, у которого нашли муку, которая, по мнению жителей, принадлежит монастырю.
Но муж мой не испугался и сказал мне, что если придут его сменять, то он охотно отдаст свою должность другому. Я ему кроме того передала, что у нас в Ягунине на квартире был произведен обыск утром и на сходе решено пойти в монастырь сменить его.
До этого он неоднократно получал письма с угрозами, но мне их он показывал. Слышала я только от отца, что в этих письмах его убить…, в случае если он не оставит своей должности комиссара гостиницы.
Его очень не любили, в том числе ненавидел очень Гавриил Земляков, который всегда называл «сметанником», т. е. человеком, который пользуется хозяйством и добром монастыря.
С обыском у нас были как раз Земляковы Гавриил и Алексей, Щербаков Семен, Гордеев Тимофей.
С монахами муж был строг, даже не позволял им гулять после 8 часов вечера. Я слышала в деревне от односельчан, что монахи предупреждали о необходимости по первому набату прибежать в монастырь, когда его будут грабить «большевики». Кто именно это говорил, я не знаю.
Врагами моего мужа кроме того всегда были Шумов Аким, Герасим и Никита.
Аким Шумов при мне говорил, что мужа моего и вообще всех «большевиков надо убить, т. к. они не дают хлеба».
Иван Кириллович Макаров,
52 года. Крестьянин, владелец чайной. Женат. Грамотный. Под судом и следствием не состоял.
Отец убитого комиссара Макарова

14 мая около 10 часов вечера я был остановлен по дороге из Саввинской слободы, с мельницы, в Ягунино, Яковым Сигалиным и Михаилом Маминым, как раз возле кузницы. Они спросили меня, откуда я иду и что несу с собой. Я ответил им так, как было в действительности, что иду домой и несу свою собственную муку, которую взял с мельницы. Но они мне не поверили и уверяли, что мука взята с монастыря. Подошли потом к нам Василий Цыганов, Павел Лабанов, Никита Шумов и Герасим Шумов, комиссар Ягунинского совета. Повели меня в Ягунинский Волостной Совет, где председателем совета Акимовым… был составлен протокол. Акимов передал молодым людям протокол и предложил им пойти на мельницу вместе с комиссаром Шумовым на мельницу и узнать, в чем здесь дело.

Утром же Шумов нарядил сходку, на которую и за мной прислали.
Меня спросили, где я взял муку, я ответил, что по этому делу есть протокол в волостном совете. Пошли в совет, так как некоторые из присутствующих кричали, что «надо разогнать Совет, т. к. нет хлеба, надо будет разогнать и городской Совет».
Главным образом здесь агитировали Аким Шумов, Тимофей Гордеев. Кроме того, они же говорили, что мне привозят с монастыря творог, приводят коров и пр.
Пошли в Совет, где прочитали протокол. Председатель Акимов, желая выяснить вопрос, предлагал выбрать делегацию для обыска в моей квартире, делегация была выбрана, произвели у меня обыск, но ничего ими найдено не было, сходка разошлась, т. к. Акимов предложил всем в монастырь не ходить, а выбрать лишь от схода делегации для посылки в монастырь к сыну. Крестьяне разошлись, кто пошел в трактир, кто домой. Но минут 15-20 спустя под влиянием продолжавшейся агитации со стороны Акима Шумова, Тимофея Гордеева толпа опять собралась и пошли в монастырь: я в монастырь не ходил.
Кроме того, от Александра Барабанов слышал, что накануне или даже в тот же самый день свящ. Державин на сходке на коленях и со слезами просил крестьян защитить монастырь и преподобного Савву, от большевиков.
Василий Ильич Калинин я знаю, что он агитировал в … Шихово и в Посаде о том, что по первому набату необходимо собираться в монастырь. Агитация эта велась еще задолго до событий.
До событий в монастыре я слышал от покойного сына, что он хотел арестовать св. Державина за конрреволюционную агитацию и только слезы священника заставили … сына изменить свое первоначальное решение. К св. Державину сын ходил один.
Насколько я знаю, монахи относились к моему сыну довольно плохо, т. к. они были недовольны теми ограничениями, которые вытекали в связи с переходом гостиницы в руки Совета. Сын мой к монахам относился строго, поблажек не делал, подкупить его было трудно. Первые трения возникли на почве конфискации пишущей машинки у настоятеля.
Насколько мне известно, у сына моего каких-либо трений с населением не было, за исключением гр. Мамончиковым (он же Мамин) Михаилом Ивановичем, Яковым Сигалиным, Цыгановым Василием Павлом Лобановым, которые занимались спекуляцией, а сын мой не разрешал им выдать удостоверения на право выезда из Звенигородского уезда. И вот в день моего задержания с мукой они главным образом распространили ложный про меня слух, что беру монастырскую муку и об этом прямо кричали: «Вы нас называете спекулянтами, и мы Вам докажем, что вы из монастыря похищаете муку и пр».

Протокол, составленный в Ягунинском волостном Совете 14 мая 1918 года:
Показания «потерпевшей» стороны также дополняют следующие документы
Назад
Протоколы допросов Михаила Мамина, Василия Цыганова и Якова Сигалина, на которых показал И. К. Макаров, – первые документы, содержащие рассказы очевидцев происшествия в монастыре.
ИЗ ПРОТОКОЛА ДОПРОСА МИХАИЛА МАМИНА:
Утром часов в 7 15 (2) мая 1918 г. меня, Мамина, толпа наших крестьян потребовала идти в монастырь, для какой цели я не знал. Пришли в Саввинскую слободу. Она присоединилась, и пошли вместе с нами в монастырь. Когда подошли к монастырю, все начали просить Макарова. Когда он вышел, часть публики пошла с ним в гостиницу, а что там происходило, я не знаю, т. к. меня там не было, я в это время стоял около святых ворот. Потом раздался выстрел, кто-то закричал, что едет красная армия, все стали разбегаться. Я вместе с товарищами односельчанами Яковым Сигалиным, Василием Цыгановым побежал домой. Как избивали Макарова и его товарищей я не знаю и не видел. Больше ничего показать не могу.
ИЗ ПРОТОКОЛА ДОПРОСА ВАСИЛИЯ ЦЫГАНОВА:
14 мая 1918 г., Цыганов, встретил вместе с компанией гулявших вечером часов в 10-11, нас всего было человек 12, Ивана Кирилловича Макарова, он нес узелок с мукой фунтов 25. Мы остановили его и спросили, что он несет, он говорить – муку, я спросил его откуда он взял ее. Он сказал, что на мельнице из Саввинской слободы. Мы его попросили, прийти в Совет для расследования, чья это мука и откуда она взята. Он пошел с нами, и мы составили протокол. На другой день была составлена сходка, на которой я не был, где было решено идти от каждого дома по 1 человеку к монастырю. Мне тоже пришлось идти в монастырь с толпой. По дороге к нашей толпе присоединилась толпа Саввинской слободы. Подошли к монастырю, Константин Макаров вышел из ограды монастыря. Все стали кричать о том, что желаем уволить тебя, потом он стал просить комиссию, которая бы приняла все то, что он принял здесь, чтобы все обошлось без всякого шума…
Выбрали комиссию. Между прочим, я также вошел в эту комиссию. Макаров принес бумаги и начал сдавать дела. В это время зазвонили в набат и со всех сторон усиленно начал стекаться народ. Из толпы стали усиленно стали кричать: «Дайте нам Макарова–большевика». Мы их уговаривали и просили не волноваться, объясняя, что Макаров сдает дела по порядку нисколько не сопротивляясь, но они начали рваться к нам в номер, требуя выдачи на расправу Макарова. Мы упирались и не впускали никого и уступили только силе. После этого мы, перепугавшись, все разбежались на улицу. После этого я пошел домой. В комиссии были выбраны я, Тихон Котов, Иван Русин, мои односельчане, остальных человек приблизительно 10 я не знаю. Из среды толпы показать на определенных лиц не могу, т. к. никого из них не мог узнать, припоминаю только одного мужчину высокого, светло-русого, который особенно сильно рвался в номер…
Именно начало набатного звона многие опрошенные свидетели назвали моментом, в который закончился мирный ход событий.
Из акта дознания, произведенного 16 мая в Ягунинском волостном совете:

…На вопрос били ли где-либо в набат, Гавриил Земляков ответил, что как только мы пришли, в монастыре ударили в набат, тут же ударили и на Посаде, и звон поднялся во всех сторонах, и разобрать было трудно в каких церквях…
Из акта дознания, произведенного 16 мая в Ягунинском волостном совете:

…На вопрос били ли где-либо в набат, Гавриил Земляков ответил, что как только мы пришли, в монастыре ударили в набат, тут же ударили и на Посаде, и звон поднялся во всех сторонах, и разобрать было трудно в каких церквях…
Схема убийства
Я пришел в монастырь уже поздно, когда тело Макарова клали на телегу. В город я пошел отдельно от толпы и пошел к трактиру Барабанова. Здесь Голиков Николай хвастался, что он бил Макарова. Когда уже я шел в монастырь, то встретил Николая Краснощекова, который сказал, что в Макарова стрелял тот же Голиков…
ИЗ ПРОТОКОЛА ДОПРОСА МАКСИМА ЕМЕЛЬЯНОВА (крестьянина деревни Шихово):
Источник: humus.livejournal.com
Схема убийства
ИЗ ПРОТОКОЛА ДОПРОСА МАКСИМА ЕМЕЛЬЯНОВА
(крестьянина деревни Шихово):


Я пришел в монастырь уже поздно, когда тело Макарова клали на телегу. В город я пошел отдельно от толпы и пошел к трактиру Барабанова. Здесь Голиков Николай хвастался, что он бил Макарова. Когда уже я шел в монастырь, то встретил Николая Краснощекова, который сказал, что в Макарова стрелял тот же Голиков…
А что представляла из себя милиция в Звенигороде, к моменту майских событий?.. Именно Звенигородская милиция была позднее преобразована в УВД Одинцовского района, где теперь собрана история районной службы с первых дней образования. Здесь можно найти информацию о том, что в феврале 1918 года начальником уездной милиции был назначен Егор Пирожихин, житель села Игнатьево, что рядом со Звенигородом. Он только что вернулся с фронта гражданской войны с тяжелым ранением в чине младшего командира. Опыта работы в милиции не имелось. В то время штат уездной милиции состоял из 5 человек, на вооружении были винтовки системы «Гра», шашки и собственные лошади…
Эти 5 человек не представляли какой-либо силы в сопротивлении мятежникам и участвовали в подавлении мятежа в пределах имеющихся у них возможностей,
писал в своей докладной о майских происшествиях начальник милиции Пирожихин.
В материалах следственного дела «о контрреволюционном выступлении в Саввино-Сторожевском монастыре» в фондах ЦГАМО также есть «докладная» милиционера Звенигородского уезда Николая Сергеева:
15 мая в 12 часов дня я присутствовала во время обыска в духовном училище. Как известно в дровах, возле училища были найдены спрятанными мука, сахар, чай… были найдены в квартире смотрителя училища Хал/в/анского. Не успели еще произвести обыск, как в монастырь пришла толпа ягунинских и саввинских жителей. К Макарову подошел один из монахов, имени его я не знаю, но в лицо его знаю, и сообщил, что к нему пришли люди и просят поговорить с ними. Мы, т. е. Макарова, Клепиков, Ратнов и я подошли к толпе. Из толпы слышались возгласы, «что мы пришли в монастырь грабить ризницу, //скрыть мощи», а Макаров будто бы все тащит из монастыря. Настроение толпы было повышенным. Нас обезоружили, т. к. толпа окружила нас и требовала выдачи оружия и мы без сопротивления отдали оружие. Кто именно нас обезоруживал, я не могу назвать, т. к. этих лиц я не знаю. Я, Клепиков и Ратнов остались у ограды, Макаров же с делегацией пошел в гостиницу. Товарища Клепикова, помощника военного комиссара, связали, а на меня и на Ратнова набросилась толпа и начала избивать. Меня лично ударили по лицу и по голове, пошла носом кровь.
Били меня посадские и шиховские крестьяне, т. к. ягунинских я всех знаю лично. Я упал в обморок, и когда очнулся, то увидел, что тащат Макарова, но кто именно не знаю, т. к. я не успел еще вполне очнуться и не вполне разбирался в обстановке.
Слышал я, что Макарова в числе других бил управляющий имением Бакланова, высокий … человек, у которого, как я слышал, еще раньше, у Макарова были кое-какие недоразумения на почве эксплуатации лошадей.

В моем распоряжении были мука и вообще все продовольствие духовного училища. Продуктов было в училище столько, сколько требуется до конца учебного года для контингента училища.
В случае недостатка продуктов мы должны бы были закрыть училище. 14 мая у нас были конфискованы 4 мешка ржаной муки, 2 мешка пшеничной и немного, около пуда, сахарного песку. Конфисковал у нас это продовольствие Макаров при участии других лиц, бывших с ним. …у нас был обыск, во время которого Макаров вел себя сравнительно вежливо, чем во время обыска, когда проявлял грубость, угрозы и пр. Об обыске никому не было известно… Когда был обыск, то на дворе никого не было вообще во время этой истории к нам никто не приходил из крестьян.
На довольствии училища состояло 104 человека.

ПРОТОКОЛ

Александр Георгиевич Халанский
55 лет. Смотритель Звенигородского духовного училища. Холост.
Под судом и следствием не был

Публикация «Смерть комиссара»
в газете «Новые рубежи»
от 10 июня 1978 года
Источник: humus.livejournal.com
В моем распоряжении были мука и вообще все продовольствие духовного училища. Продуктов было в училище столько, сколько требуется до конца учебного года для контингента училища.
В случае недостатка продуктов мы должны бы были закрыть училище. 14 мая у нас были конфискованы 4 мешка ржаной муки, 2 мешка пшеничной и немного, около пуда, сахарного песку. Конфисковал у нас это продовольствие Макаров при участии других лиц, бывших с ним. …у нас был обыск, во время которого Макаров вел себя сравнительно вежливо, чем во время обыска, когда проявлял грубость, угрозы и пр. Об обыске никому не было известно… Когда был обыск, то на дворе никого не было вообще во время этой истории к нам никто не приходил из крестьян.
На довольствии училища состояло 104 человека.

ПРОТОКОЛ

Александр Георгиевич Халанский
55 лет. Смотритель Звенигородского духовного училища. Холост.
Под судом и следствием не был

Публикация «Смерть комиссара»
в газете «Новые рубежи»
от 10 июня 1978 года
После расправы возбужденная толпа направилась в город разгонять Совдепы. Кто-то своевременно предупредил об этом, и работники исполкома покинули город. Однако, председатель исполкома Тимофей Трофимович Иванов остался в городе. Достигнув города, толпа разгромила здание исполкома. Были разбиты окна, сорваны двери, сожжены документы. Схватили председателя Т. Т. Иванова и посадили его в тюрьму. Забрали хранившееся в казарме (в прежнем воинском присутствии) оружие. К вечеру делать было уже нечего. Никакой политической программы у людей не было, и многие участники разошлись по домам.
Когда в Звенигород приехал отряд дедовских рабочих, в городе было уже спокойно. Бойцы отряда освободили из тюрьмы Иванова и остались на ночь в городе. На следующее утро из Москвы на трех грузовиках прибыл отряд особого назначения, состоявший из красноармейцев и матросов. Были произведены необходимые аресты, введено военное положение, начато следствие. Так, 16 мая все органы Советской власти в городе уже функционировали нормально.
19 мая был созван чрезвычайный съезд Советов Звенигородского уезда, на котором были обсуждены недавние события и приняты меры к тому, чтобы не допустить их повторения. В частности, для охраны революционного порядка был избран военный комиссар.
16 мая в Ягунинском волостном совете «произвели» акт дознания «с целью выяснения участников беспорядков и зачинщиков». Первыми идут показания Семена Кирилловича Макарова (видимо, родственника убитого комиссара):
«Монахами Саввинского монастыря на пасху была рассказана проповедь народу о том, что они, монахи, на пасху не разговлялись, потому что у них все отнято большевистской властью. После этой проповеди контрреволюционеры дер. Ягуниной: Тимофей Гордеев, Николай Фиклисов, Александр Фиклисов, Семен Капорсков, Гавриил Земляков, Аким Шумов, Федот Волнистов, и затем спекулянты: Яков Сигалин, Михаил Мамончиков, Василий Цыганов, просившие в прошлом удостоверения на… покупку муки и не получившие в волостном совете по слухам собирались убить Константина Ивановича Макарова».
Документ, содержащий показания 21 человека, фактически стал началом официального следствия, призванного выяснить вопрос «расхищения оружия из уездного совета и отобрания его» и главное – «кто звонил в набат», про который упоминали большинство очевидцев. Однако на вопросы о набате ни крестьяне, ни служители монастыря точно ответить не смогли.
ПОКАЗАНИЯ ИЕРОДИАКОНА САВВИНСКОГО МОНАСТЫРЯ АМВРОСИЯ:
15 мая 1918 г. ко мне на квартиру пришли монастырский стражник – часов около двух дня, и сказал, что меня требуют в гостиницу, чтобы принять ключи от гостиницы. Я пошел туда и увидел, что у гостиницы и по площади у монастыря стояла толпа. Из разговоров толпы я узнал, что Макаров обезоружен… с которым я тут же разговаривал и вместе с ним пошел в гостиницу. С нами пошел и казначей монастыря Феофан. При сдаче отчета в 12-м номере находились с Макаровым – я, Амвросий, казначей Феофан, и были еще два из Слободы, но кто не помню. В момент нападения на Макарова меня в номере 12-м не было, потому что я ушел вниз – понес толпе ключи…
На вопрос «Кто звонил в набат?» иеродиакон Амвросий ответил, что не знает… Но добавил, что после совершившегося глухой иеромонах Ефрем отслужил «благодарственный молебен в часть избавления», но от чего – сказать не смог…
По данным переписи населения 1897 года,
более 83000 населения уезда были православными
Источник: pastvu.com
По данным переписи населения 1897 года,
более 83 000 населения уезда были православными
Источник: pastvu.com
Кроме очевидцев происшествия близ монастыря, следствие искало свидетелей беспорядков в городе. Так, по вопросу раздачи оружия к дело приобщен протокол допроса городского парикмахера Виктора Герасимова.
«Около 4 ½ часов дня 15 мая я сидел в чайной Барабанова, что против здания воинского здание воинского начальника и смотрел, как толпа разбирала оружие из цейгауза возле здания воинского начальника.
Оружие разбирали многие. Здесь, по моему мнению, раздачей оружия распоряжался Василий Дешевой, т. к. здесь он обращаясь к толпе сказал: «Кто не умеет, товарищи, обращаться с оружием, тут не бери»…
Источник: volistob.ru
Источник: volistob.ru
ПРОТОКОЛ (ОТ 20 МАЯ 1918 ГОДА)
Дешевого Василия Петровича, жителя Саввинской слободы, 15 мая мимо нашего дома в Слободе проходила большая толпа и кричала, чтобы все шли за нею. Кто шел в главе толпы не видел. Вскоре после этого, я пошел в след за толпой. Догнал толпу. Из разговоров, которые я узнал, что шли лишить полномочий Макарова, который находился в районе Саввинского монастыря. Толпу догнал я возле монастыря. И видел, как вышел к ней Макаров. Его окружили и начали кричать, что он больше не выбранный и «отдай все монастырю». Тогда Макаров, предложил выбрать комиссию. При выборах в эту комиссию был избран и я, моя кандидатура была предложена Александром Николаевичем Квардаковым. Комиссия состояла кроме меня из монаха Феофана (казначея), Иова, Амвросия, Паисия, Егора Трофимовича Агафонова, жителя Слободы и Котова, жителя дер. Ягунино. Когда эта комиссия приступила к приему отчета от Макарова , стоящий в коридоре народ кричал: «Отдайте нам его!». А по чему даже не дала начать работы. Монахи принялись уговаривать толпу. И сперва стоящая в коридоре толпа успокоилась, но стоящие на воле настаивали на том, что Макарова надо вытащить на улицу. Тогда Макаров ста просить комиссию уговорить народ. Для уговора народа по этой просьбе Макарова я спустился вниз. И обратился к народу со словами: «Ведь вы все пришли сюда не убивать, а только лишить полномочий». Тогда народ закричал «Бей его, и он за них!» и оттеснили меня в сторону. Народ хлынул наверх и вытащил оттуда Макарова. Кто тащил – я не видел, как били тоже не видел. Затем уже от главных ворот монастыря я видел, как толпа набрасывается на остальных товарищей Макарова. Слышал выстрелы. В это время звонили в набат. После того, как толпа стащила Макарова к пруду, толпа собралась опять у ворот, и один из толпы низенький ягунинский старик стал призывать толпу идти в город, личность его, я думаю, узнаю. Толпа с ним согласилась под угрозой расправы и пошла в город. С нею пошел и я. В город пришли прямо к воинскому управлению. Вышла на двор в надежде найти ключи и, не получив, закричали «Давай топоры, ломать замки!». Замки были сломаны. Кто ломал, тоже не могу указать. Но перед тем, как в город мы входили, мне один из толпы дал револьвер. Этот человек был Голиков, житель дер. Шихово. Что касается указания, что я сшибал замки, то я этого не делал. Что касается указания на то, что я давал распоряжение разбирать оружие и не брать его тем, кто им не может владеть Дешевой указал, «что этого он не делал», а наоборот стоял в дверях кладовой… с Голиковым и наблюдал за тем, чтобы не могли чего-нибудь унести кроме оружия. Отсюда пошли к помещению краской армии, из идущих со мной я знаю: Константина Белявского и Голикова. Туда шли тоже разбирать оружие. Принимали там в разборе оружия Белявский, и за ним пришли в помещение незнакомые. Я участие в разборе оружия здесь не принимал. Разобравшие винтовки проходили мимо меня, некоторых из них я запомнил и могу назвать: Сергей Сорокин, Владимир Колобков, Белявский же принес с собой винтовку из воинского присутствия. Оттуда я ушел на угол к народному дому, где заметил мальчишек с винтовками, которые им велел их отнести их в комиссариат. После этого я встретил Егора Чуринова, вольнонаемного писаря воинского присутствия, тут овладело мною какое-то непонятное чувство гнетущего положения духа, во мне как бы пробуждалось раскаяние, и я тут решил отдать револьвер, находящийся у меня, безразлично кому-нибудь, и отдал первому попавшемуся, что может подтвердить Чуринов. Я пошел к Чуринову. Состояние духа было убитое, я чувствовал, что нехорошее сделал дело.
Источник: humus.livejournal.com
Источник: humus.livejournal.com
Ход расследования в вопросе поиска зачинщиков мятежа пошел по направлению, заданному еще в самом начале показаниями И. К. Макарова. Версию о роли священника Василия Державина, который якобы «настраивал» народ еще задолго до 15 мая, подкрепили слова Александра Барабанова, члена районного Совета при Саввинском монастыре:
«15 мая я во время беспорядков в монастыре не был, т. к. заранее слушал, что там будет что-то неладное и я, как член районного Совета, при возбужденном настроении толпы мог сам пострадать.
Знаю лишь, что числа 27 или 28 марта… слышал св. Державина на сходке в Саввинской слободе держал перед народом речи о том, что необходимо всем идти в монастырь, с целью его защиты. Сам он говорил, что пойдет впереди и с крестом… …В этот же день, когда была сходка, нашим советом была послана наместнику монастыря игумену Макарию повестка о том, чтобы в десятидневный срок им было уже переговорено с начальством относительно представительства в духовный совет от братии и выдать опись имущества.
На сходке же уже в 6 часов вечера эта записка была уже в руках св. Державина, и он иллюстрировал эту записку перед народом, указывая на то, что монастырь грабят».
Кроме зданий, угодий, запасов и, конечно же, святынь обители к имуществу, передаваемому Советам, относились и уникальные ценности монастырской ризницы.
Интерьер Рождественского собора. Фото И. Барщевского, 1881-1895 гг.
Ризница монастыря
С появления на территории монастыря первого деревянного храма в конце XV века свое начало вела ризница, хранилище реликвий и церковной утвари, зачастую ценнейшие ювелирные предметы.
Однако предметы XV – XVI века и сведения о ризнице этого времени не дошли до нас, так как в начале XVII века монастырь пострадал во время польско-шведской интервенции. К началу XX столетия из вещей того периода оставалась лишь, как сказано в одной из описей, «Белая тафта с шитыми по голубому бархату золоту и серебром оплетением – риза Преподобного Саввы Звенигородского».
Начала восстановления монастырского хозяйства связывается с именем царя Михаила Федоровича, а наиболее значительные вкладами ризница монастыря обогатилась в годы царствования Алексея Михайловича. Среди них наибольший интерес представляет оклад Евангелия московской печати 1644 года; он выполнен из золота, с чеканными изображениями композиции «Воскресение» и Евангелистов. Фон со сканым растительным орнаментом, залитым эмалью с вкраплениями зерни. По окладу в гнездах сапфиры, изумруды, рубины, алмазы. В ризницу Саввино-Сторожевского монастыря Евангелие поступило в 1649 г.
Также крупным вкладчиком в XVII веке был Филарет, епископ Суздальский и Юрьевский, а позже епископ Смоленский и Дорогобужский. Среди его вкладов можно отметить серебряные позолоченные сосуды (1666 г.) и серебряную позолоченную панагию с драгоценными камнями и жемчугом, внутри ее хранились части святых мощей, в том числе часть мощей Преподобного Саввы Сторожевского.
Делала вклады в монастырь и царевна Софья Алексеевна. Среди царских одежд в ризнице хранился опашень царевны. Ей же приписывают и рукописную псалтырь, хранившуюся здесь.
Среди вкладов XVIII – XIX века, безусловно, интереснейшим памятником является так называемое Головинское лицевое евангилие.
В 1913 году предметы ризницы Саввино-Сторожевского монастыря были показаны на выставке в Митрополичьих кельях Чудова монастыря, посвященной 300-летию царствования Дома Романовых. Это были портреты царей, кресла Алексея Михайловича и царицы Марии Ильиничны, произведения шитья и художественного металла, в том числе вклады Алексея Михайловича: Евангелие в золотом окладе, золотые сосуды для причастия, напрестольный крест, кадило и другие вещи.


На сегодняшний день известна лишь одна фотография отца Василия. На ней священник снят у Никольского храма, в котором служил.
Источник: sergey-v-fomin.livejournal.com





20 июня 1918 года Елисеем Ивановичем Ивановым, членом следственной комиссии при Московском Губернском Революционном Трибунале, был допрошен священник Василий Державин уже в качестве обвиняемого.
Из допроса Василия Державина:
– О чем вы говорили на сходке 28 марта?


– На сходке говорил о том, что монастырь с переходом его имущества в руки гражданских властей пришел в упадок, потому что лишился доходны статей, которые его поддерживали, и прибавил, и просил, чтобы христиане вступили в защиту монастыря.
– Говорили ли вы о крестном ходе?


– Да, говорил, что надо в один из дней устроить в монастыре крестный ход с целью выразить свое религиозное чувство преподобному Савве.
– Что и кто вам возражал?


– Возражал мне Барабанов Александр и Астафьев в том смысле, что имущество гостиницы не есть святыня, кроме того, от Саввинской слободы в районном Совете будут 2 человека. В районный Совет войдет представитель монастыря.
Про крестный ход они говорили в том смысле, что он будет не уместен, кроме того прибавили, что надо получить разрешение от начальства.
– Какой имел значение крестный ход сверх расписания?


– Крестный ход мог поднять религиозные чувства верующих и мог повлиять на власти в деле освобождения монастырской гостиницы от опеки гражданских властей. Помню, что подобный случай крестного хода в Петрограде повлиял на светские власти для очищения помещения от реквизиции Александро-Невской лавры.
– Что, по Вашему мнению, угрожало монастырю?


– Реквизиция помещений и лишение тем самым многих доход монастыря.
– Был ли у Вас 28 марта из монастыря от. Лаврентий?


– Да, был, приносил бумагу, адресованную на имя монастыря от Ягунинского волостного Совета о том, что монастырское имущество монастыря должно перейти в руки светских властей.
– Просил ли кто-нибудь из них, т. е. монахов, Макарий или Лаврентий огласить присланную бумагу?


– Нет, не просил, спрашивал лишь меня от. Лаврентий, как в данном случае поступить, он как бы просил у меня в это деле совета. Я был удивлен, что… советуются и предложил пойти в чайную Квардакову, что можно будет что-либо узнать.
Здесь в трактире я беседовал между прочим с А. И. Астафьевым, Квардаковым и сообщил им цель прихода от. Лаврентия.
Я главным образом предлагал сделать крестных ход, но Астафьев предложил перенести этот вопрос на обсуждении схода.
– Когда были на сходе, показывали ли вы этот документ присутствующим?


– Да, показывал, т. к. я полагал, что граждан, как составлявших «Союз защиты церкви», необходимо поставить об этом в известность.
– Был ли это сход или собрание «Союза»?


– Это был сход всей Саввинской слободы, а не заседание «Союза».
– В виду каких мотивов вы огласили этот документ?


– Я не знал, что с ним предпринять и предложил это дело на обсуждение и предполагал получить согласие граждан на устройство крестного хода.
– Собирались ли Вы идти вместе с крестным ходом?


– Да, говорил, что я пойду вместе с крестным ходом.
– Становились ли вы на колени с просьбой устроить этот крестный ход?


– Да, я становился на колени, прося граждан помочь преподобному Савве.
– Были ли у Вас к. л. трения с покойным Макаровым?


– Трений у меня не было.
– Давали ли вы какую-либо расписку покойному Макарову и по какому поводу?


– Покойный Макаров приходил ко мне по вопросу о сходке, и я просил его не придавать оглашению мое выступление на сходке. Он был ко мне настолько милостив, что не составил по этому поводу протокола, а лишь взял от меня расписку в том, что я не буду ни в церкви, ни где бы то ни было выступать против Советской власти, и потребовал от меня выдать протокол «Союза».
– Говорили ли Вы что-либо относительно захвата монастыря, в своей церкви?


– Ни разу не говорил и ни разу не опирался на полученную из монастыря бумагу, как на доказательство тех ограничений, которые вытекают на основании постановл. районного Совета.
– Было ли Вам запрещено выступать на сходках?


– Нет, не было.
– Кто приглашал Вас на сходку в день событий?


– Агафонов и Ив. Пигасов приглашали меня на сходку по вопросу об задержании накануне ночью отца Макарова с мукой и относительно смены Макарова, как несоответствующего лица.
– Макаров приходил к Вам один?


– Нет, с двумя милиционерами.
– Были ли у Вас какие-либо разговоры с монашествующими относительно перехода монаст. гостиницы в руки районного Совета?


– Нет, никаких разговоров у меня не было.
– Сколько Вы служите в своей церкви?


– Лет 30, пользуюсь уважение и любовью своих прихожан.
– Какое произвело впечатление на граждан Ваша просьба идти в монастырь и то обстоятельство, что Вы встали на колени?


– Мне сказали, что я слишком преувеличиваю ту опасность, которая грозит монастырю.
Саввинская Слобода. Вдали каменный храм во имя Тихвинской иконы Божией Матери (освящен в 1879 г., закрыт и разрушен в 1937-1938 гг.) и деревянная церковь Святителя Николая. Фото конца XIX в.
Источник: sergey-v-fomin.livejournal.com
Саввинская Слобода. Вдали каменный храм во имя Тихвинской иконы Божией Матери (освящен в 1879 г., закрыт и разрушен в 1937-1938 гг.) и деревянная церковь Святителя Николая. Фото конца XIX в.
Источник: sergey-v-fomin.livejournal.com
Священник Никольского храма Саввинской слободы Василий Сергеевич Державин был арестован 25 июня 1918 года. Также организатором «выступления в монастыре» следствием был назван игумен Макарий (Попов).
ИЗ ЗАЯВЛЕНИЯ В РЕВОЛЮЦИОННЫЙ ТРИБУНАЛ ИГУМЕНА МАКАРИЯ,
наместника Саввино-Сторожевского монастыря
«Я обвиняюсь в неисполнении распоряжений Советской власти – 26 марта 1918 г. явились ко мне комиссар Макарова и еще 6 человек с предписание немедленно сдать все монастырское имущество (в том числе и гостиницу). Я заявил, что им следовало бы обратиться к Епископу Димитрию, живущему в Москве, так как он состоит настоятелем монастыря и распоряжается всем монастырем. Я же являюсь только наместником и никаких самостоятельных действий предпринимать не имею права. Посему я просил дать мне срок для извещения Епископа и получить от него распоряжений. Макаров сообщил мне тогда, что Совет дает отсрочку в 7 дней. Я тогда же написал обо всем Епископу, но ответа не получил. Почему сказать не могу. Между тем, Макаров еще до истечения 7-дневного срока заявил про монастырскую гостиницу и молочное хозяйство он возьмет в свое распоряжение немедленно, что и было им исполнено.
Препятствий я никаких не чинил – могу наоборот указать, что по моему совету отец Амвросий помог Совету разобраться в принятии имущества, и тот же отец Амвросий больше месяца участвовал в числе лиц, управляющих от имени Совета вести хозяйства в гостиницу и помог им вести отчетность и хозяйство…
…ни Макаров, ни другие члены Совета не могут и не могли утверждать о моем намерении вступить с Советом в конфликт или против Советской власти явно либо тайно агитировать. Советскую власть я никогда не отвергал, памятуя, что надлежит духовным лицам не вмешиваться в светские, мирские дела, а власть признавать ту, которая существует…
…К священнику о. Василию я никого не посылал, и если о. Лаврентий к нему ходил и с ним беседовал, то все это было без моего ведома и участия. О том, что о. Лаврентий был у о. Василия я узнал только впоследствии, уже после несчастного события.
Считаю должным указать, что таким образом, ни я, ни монастырская братия ничего против Советской власти ни тайно, ни явно не предпринимали, и никогда не предполагали, что вблизи монастыря нашего произойдет такое страшный случай. Считаю, между этим случаем и переходом монастырского имущества в распоряжение Совета никакой связи нет…».
4 июня 1918 года, менее чем через два месяца после начала следствия, сотрудники следственной комиссии при Московском Революционном трибунале к следующему заключению – «события, происшедшие в г. Звенигород 15 мая, были направлены против Советской власти, в результате чего пали мученической смертью героев отдельные представители Советской власти»… Согласно этому документу, надлежало предать суду около 40 человек.



В итоге по делу о звенигородском контрреволюционном восстании были привлечены к ответственности 37 человек при 74 свидетелях.
Публичные заседания трибунала проходили с 15 августа по 6 сентября 1918 года. Однако 31 августа сторона защиты, в лице защитников Волконского, Тарабукина и Кюри, обратилась в трибунал с заявлением «о существенных нарушениях основных требований правосознания».
Приговор

Именем Российской Федеративной Социалистической Республики
Московской Губернский Революционный Трибунал, выслушав в публичном заседании от 15-го августа по 6 сентября 1918 года дело по обвинению граждан:

1) Андреева Ивана Осиповича,
2) Бабакина Алексея Михайловича,
3) Бабакина Петра Федоровича,
4) Богданова Сергея Михайловича,
5) Визгунова Андрея Дмитриевича,
6) Гордеева Матвея Евстегнеевича,
7) Голикова Николая Владимировича,
8) Дешевого Василия Петровича,
9) Жанет Павла Павловича
10) Землякова Алексея Осиповича
11) Землякова Гавриила Осиповича,
12) Зимарского Петра Никитича,
13) Калинина Васили Ильича,
14) Касаткина Алексея Ивановича,
15) Клоповского Дмитрия Максимовича,
16) Кузьмичева Владимира Григорьевича,
17) Орлова Федора Кузьмича,
18) Пегасова Ивана Егорьевича,
19) Смолина Егора Александровича,
20) Смолина Петра Александровича,
21) Шибалова Матвея Павловича,
22) Ширяева Петра Васильевича,
23) Шумова Акима Семеновича,
24) Калинина Николая Александровича,
25) Кондратьева Семена Матвеевича,
26) Певцовой Марии Владимировна,
27) Игумена Макария,
28) священника Державина Василия Сергеевича,
29) иеромонаха Феофана,
30) иеромонаха Амбросия,


в контрреволюционном выступлении 15-го мая 1918 года в Звенигородском уезде, постановил признать доказанным: что контрреволюционный мятеж, жертвой которого стали комиссар гостиницы Саввино-Сторожевского монастыря Макаров Константин Иванович, его серетарь Соколов и милиционер Ротнов, не был случайным бунтом на почве голода, а хорошо организованное выступление с целью низвержения существующей Рабоче-Крестьянской Власти в Звенигороде. Для этой цели духовенство церквей, расположенных вблизи Саввино-Сторожевского монастыря, образовало Союз защиты церкви и, являясь на собрания своих прихожан агитировало против Советской Власти, и 28-го марта игумень Макарий, получив от Звенигородского Исполнительного комитета предписание о гражданского имущества монастырского Комиссару Макарову, командированному Ягунинским Волостным Советом в Саввино-Сторожевский монастырь на основании декрета Совета Народных Комиссаров об отделении церкви от государства, для приема гражданского имущества на учет. Вместо того, чтобы исполнить распоряжение Звенигородского Совета и сдать гражданского монастырского имущества (на основании декрета об отделении церкви от государства) Макарий к исполнению этого распоряжения мер никаких не принял чем игнорировал декрет Совета Народых Комиссаров, а послал это распоряжение с Лаврентием помощнику Общества Хоругвеносцев Старосты Астафьеву, с целью возбуждения темной массы крестьян Саввинской слободы против Советской власти, иеромонах Лаврентий, придя в Саввинскую слободу, вместо того, чтобы пойти к Астафьеву, пришел к священнику Державину и, передав ему бумагу, сказал, что во сейчас отбирают монастырское имущество, а затем отберут и церковное и, посоветовавшись, пошли в чайную, где собирается местная интеллигенция, и встретили там Астафьева, которому объяснили цели их прихода, но Астафьев дать им какой-либо совет отказался и предложил им пойти на сход выше названного селения. На сходе священник Державин, обращаясь к собравшимся просил идти в монастырь и защитить монастырь от большевиков, но получив возражения от некоторых граждан, он встал на колени и со слезами на глазах горячо призывал пойти в монастырь с крестным ходом защитить мощи Саввы Преподобому, которому никакой опасности не угрожало. …подобными ложными слухами среди своих прихожан священник Державин убивал с корнем в их доверие к Советской Власти и жители деревень: Шихово, Ягунино, Саввинской слободы и других, под влиянием подобной агитации и всевозможных ложных слухов были крайне настроены враждебно против комиссара Макарова.
14 мая 1918 года отец комиссара Макарова, Иван Кириллович Макаров, около 10 часов вечера, возвращаясь с мельницы, из Саввинской Слободы по дороге в Ягунино был остановлен гражданами Яковым Сигалиным, Никитой Шумовым и другими, которые его спросили: «Что несешь?, и, получив от Ивана Макарова, что он несет свою муку, которую он взял на мельниц, они его задержали, думая, что он взял муку в монастыре у сына, и отправили его в Ягунинский Совет для выяснения истиныЮ где председателем Совета Акимовым был составлен протокол и передан милиционеру Медведеву для выяснения сущности дела… Утром 15 мая было созвано собрание деревни Ягунино для выяснения, откуда взял Иван Макаров муку, был прочитан протокол, который не успокоил собравшихся, а Аким Семенович Шумов и Гордеев Тимофей сказал собравшимся, что Макарову привели из монастыря корову и привезли творогу, и предложил сделать у него обыск, что и было сделано, но в доме Макарова Ивана Кирилловича ничего нейдено не было и собрание было распущено. Но под влиянием агитации Акима Шумова и Тимофея Гордеева жители Ягунино вновь собрались и пошли в монастырь к комиссару монастырской гостиницы, сыну Ивана Макарова, Константину Ивановичу Макарову, для того чтобы его сместить и все дело по управлению монастырской гостиницей передать казначею монастыря. Весть о задержании Ивана Макарова с мукой была быстро распространена среди жителей окрестных деревень, кроме того ненавистники Советской Власти факт задержания Макарова Ивана Кирилловича с мукой истолковали крестьянам в извращенном виде, а гражданин Калинин Василий Ильич по поручению собрания граждан Саввинской Слободы и ездил на велосипеде в деревни Шихово и Посад и говорил, чтоб там собирали Собрания и шли в монастырь, потому что монастырскую ризницу грабят, кроме того Калинин Василий Ильич в деревне Шихово за неделю до событий на собрании объяснил, как только зазвонят в набат, то вы должны идти в монастырь. К 2 часам дня 15 маяк Саввино-Сторожевскому монастырю подошли крестьяне селений Ягунино и Посада и послали казначея монастыря Феофана за Макаровым, который зная настроение толпы умышленно скрыл от Макарова и сказал, что его ждет делегация, чем способствовал выдачи Макарова толпе. Комиссар Макаров, милиционеры Ротнов и Клепиков не чего не подозревая вышли к делегации, но они встретились с нервно настроенной толпой, которая прежде всего потребовала разоруженья Макарова и его товарищей, что и исполнил Петр Федорович Бабакин, который сорвал ремень с револьвером с Клепикова, который толпой был связан и посажен в один из номеров гостиницы, точно также были обезоружены и другие. После разоружения Макарова, Клепикова и Ротного, толпой был выделена комиссия, которой и было поручено принять имущество монастыря и передать все казначею монастыря Феофану. В состав этой комиссии избраны: Дешевой Василий, Феофан и другие, когда Комиссия с Макаровым пошла в 12 номер гостиницы для приема дела, в это время в монастыре ударили в набат, который и послужил сигналом кровавой расправы. На набатный звон предупрежденные жители деревни Посада и Шихова стали быстро стекаться к монастырю, и, увидав сидящего на скамейке Петра Барабанова закричали «Бей большевиков», и часть толпы набросилась на Петра Барабанова, в которой были Петр Александрович Смолин, Егор Александрович Смолин и Ширяев Петр Васильевич, которые и избили Барабанова, Земляков Алексей Осипович и Земляков Гавриил Осипович требовали от гражданина Василия Васильевича Федорова, указать, где Макаров, и, не дождавшись ответа, Гавриил Земляков ударил Федорова камнем по голове, после чего его стали избивать оба брата Земляковы. После избиения Барабанова и Федорова толпа и участники избиения бросились к гостинице и вытащили оттуда Макарова и тут же подвергли его жестокому избиению, участие в котором принимали гражданин Касаткин Алексей Иванович, Андреев Иван Осипович, Бабакин Петр Федорович, Орлов Федор Кузьмич и Голиков Николай Владимирович, который после избиение был стащен Алексеем Михайловичем Бабакиным к обрыву, где он Макаров и был застрелен. В это же всремя жестоким избиениям подверглись милиционер Ротнов (которого избивали: Визгунов Андрей Дмитриевич, Богданов Сергей Михайлович, Смолин Егор Александрович) в результате чего Яков Ротнов скончался, здесь же был избит секретарь Макарова Соколов.
После дикого истязания и убийства Макарова, Ротнова и Соколова толпа двинулась в город, впереди которой с револьвером в руках шел гражданин Дешевой Василий Петрович и по его же руководством толпой был разгромлен склад оружия, находящийся в помещении Воинского Присутствия. Вооруженная толпа двинулась к Звенигородской тюрьме и, убедившись, что там арестованных большевиками не оказалась, направилась к зданию Красной Армии, которое и было подвергнуто разгрому, а оружие разобрано, кроме того были разгромлены толпой помещения общежития Советских работников и земельный отдел и был арестован председатель Совета товарищ Иванов, который и был посажен в тюрьму. Особенно в толпе выделялись вооруженные винтовками: Кузьмичев Владимир Григорьевич, Голиков Николай Владимирович, Кондратьев Семен Матвеевич, Жанет Павел Павлович. После ареста председателя толпа остановила проезжающий автомобиль, а граждане Кузьмичев, угрожая револьвером шоферу, потребовала поехать к Игнатьевскому мосту, где его и развели с неизвестным человеком и, кроме того, Кузьмичев являлся в городе главным руководителем толпы. Вечером в 9 часов прибыл отряд из Павловска и восстановил в городе порядок.

За эти действия Губернский Трибунал постановил

Граждан: Дешевого Василия Петровича, Кузьмичева Владимира Григорьевича, Игумена Макария и священника Василия Сергеевича Державина как главных виновников контрреволюционного мятежа, подвергнуть бессрочному тюремного заключению с тягчайшими принудительными работами с лишением права на свидания с родными.

Граждан: Андреева Ивана Осиповича, Бабакина Петра Федоровича, Визгунова Андрея Дмитриевича, Голикова Николая Владимировича, Калинина Василия Ильича, Касаткина Алексея Ивановича, Орлова Федора Кузьмича, Смолина Егора Александровича как участников избиения и контрреволюционной агитации тюремному заключению с принудительными работами сроком на 10 лет.

Граждан: Бабакина Алексея Михайловича, Богданова Сергея Михайловича, Землякова Алексея Осиповича, Землякова Гавриила Осиповича, Смолина Петра Александровича, иеромонаха Феофана, принимавших участие в избиении, агитации и возбуждению толпы, тюремному заключению с принудительными работами сроком на три года

Граждан: Жанет Павла Павловича, Ширяева Петра Васильевича, Шумова Акима Семеновича, Кондратьева Семена Матвеевича, Зимарского Петра Никитича, иеромонаха Амбросия, Пигасова Ивана Егорьевича, принимавших участие в восстании оштрафовать с круговой порукою на пятнадцать тысяч, в случае несостоятельности и невзноза штрафа в месячный срок, тюремному заключению сроком на шесть месяцев.

Предъявленное обвинение гражданам: Гордееву Матвею Евстегнеевичу, Клоповскому Дмитрию Максимовичу, Шибалову Матвею Павловичу, Калинину Николаю Александровичу, Певцовой Марии Владимировне считать недоказанны и по суду считать оправданными.

Взыскать с осужденных судебных издержек три тысячи шестьсот двадцать один рубль 10 копеек.

Подписи под приговором
Подписи под приговором
Через год после суда многие приговоренные Трибуналом напишут прошения об амнистии. Так, прихожане не побоялись вступиться за своего пастыря и обратились в Следственную комиссию Московского Революционного Трибунала, прося «об изменении меры пресечения священнику села Саввинской слободы Василию Державину и отпустить его на поруки граждан вышеозначенного селения». По этой просьбе 28 июня 1919 года Центральный Исполнительный Комитет заменил ему приговор о бессрочном заключении 20-ю годами лишения свободы. Однако через четыре месяца отец Василий напишет прошение об амнистии уже от своего имени.



Также осенью 1919-го с просьбой «отпустить на свободу для честного общественного труда и заботы о семье» в Московский Губернский Революционный Трибунал обратиться и Василий Дешевой, ссылаясь на то, что являлся на свободе единственным кормильцем для пожилой матери и ослепшей сестры.
1 декабря их освободили из Таганской тюрьмы
Аналогичные прошения остальных фигурантов дела, в том числе – и игумена Макария,
были отклонены.

1 декабря их освободили из Таганской тюрьмы.
Аналогичные прошения остальных фигурантов дела, в том числе – и игумена Макария, были отклонены.
ГЛАВА ПЯТАЯ
ВРЕМЯ РАССУДИТ
ВРЕМЯ РАССУДИТ
ГЛАВА ПЯТАЯ
Вооруженный отряд
из Дедовска
Вооруженный отряд
из Дедовска
Вооруженный отряд
из Дедовска
Вооруженный отряд
из Дедовска
Вооруженный отряд
из Дедовска
Вооруженный отряд
из Дедовска
Вооруженный отряд
из Дедовска
Вооруженный отряд
из Дедовска
Несмотря на то, что многие исторические источники утверждают о намерении комиссара Макарова вскрыть раку с мощами преподобного Саввы Сторожевского и называют это одной из наиболее вероятных причин звенигородского контрреволюционного мятежа 1918 года, об официальном вскрытии мощей доподлинно известно, как о событии, произошедшем в Звенигороде 17 марта 1919 года. То есть, уже после выхода в свет постановления Наркомата юстиции о повсеместной ликвидации мощей, опубликованного 14 февраля 1919 года. После событий 17 марта по всему городу можно было увидеть расклеенные Советом объявления, приглашавшие всех желающих посмотреть открытые мощи
ИЗ ДОКЛАДНОЙ ЗАПИСКИ ЭКСПЕРТА 8-ГО ОТДЕЛА Н.К.Ю. И. А. ШПИЦБЕРГА
по делу о событиях в Саввино-Сторожевском монастыре в связи с вскрытием 17/III-1919 г. мощей преподобного Саввы
«16-17/III-19 г. в Звенигороде происходил Уездный Съезд Советов. Как видно из прилагаемого к делу официального протокола заседания сего Съезда (л. 125), член Съезда кр. Садов, беспартийный, обратился к Съезду с заявлением «о затмении народной массы на почве религии». Было внесено предложение о вскрытии мощей т.н. преподобного Саввы, принятое единогласно 116 голосами, при 6 воздержавшихся. Акт вскрытия обнаружил останки скелета в его естественной картине после 500 лет со дня смерти, пришитую в позднейшее время к туловищу голову, изобилие в раке обычного облачения служителя культа, 2-3... ваты и всего прочего, чему полагается быть обнаруженным при вскрытии мощей. Под этим актом от 17/III-19 г., после подписей членов Комиссии, имеются подписи монастырского духовенства: игумена Ионы, духовника Саввы, ризничего Ефрема – без каких-то бы ни было указаний на факты, упомянутые в донесении игумена Ионы по начальству или в колл. прошении группы верующих в Н.К.Ю».
Коллективное прошение, упомянутое Шпицбергом, одним из основоположников научного атеизма 20-х годов, было составлено группой верующих жителей Звенигорода, после того как в процессе вскрытия мощей, по свидетельствам очевидцев, представители Советской власти позволили себе кощунственное обращение с содержимым раки преподобного Саввы.

Верующие написали жалобы в Наркоматы внутренних дел и юстиции. Несколько дней спустя группа прихожан поехала в Москву к профессору церковного права Николаю Дмитриевичу Кузнецову. Вместе с ним они направили в Совнарком протест по поводу действий местных властей. Председатель Совнаркома Ленин дал поручение произвести следствие специалисту по борьбе с религией, следователю VIII ликвидационного отдела Наркомата юстиции Ивану Анотольевичу Шпицбергу.
ИЗ ДОКЛАДНОЙ ЗАПИСКИ ЭКСПЕРТА 8-ГО ОТДЕЛА Н.К.Ю. И. А. ШПИЦБЕРГА
по делу о событиях в Саввино-Сторожевском монастыре в связи с вскрытием 17/III-1919 г. мощей преподобного Саввы
«В связи с вскрытием 17/III-1919 г. в Саввино-Сторожевском Монастыре в г. Звенигороде, Московской губернии, мощей т.н. преподобного Саввы – в апреле 19 г. в Н.К.Ю. поступило коллективное прошение за подписями около 60 человек. В прошении указывается, что во время вскрытия мощей некоторые члены Звенигородского Уездного Съезда Советов позволяли себе произносить о мощах преподобного Саввы выражения, оскорбительные для реального чувства, как например: «Посмотрите, товарищ, не собачьи ли это кости. Монахи отовсюду собирали и клали сюда». Когда же, говорится в прошении, мощи были принесены на блюде в алтарь, то здесь один из членов Съезда «плюнул несколько раз на череп», позволил себе насмехаться над высказанною одним из монахов верою в «благородную помощь» Саввы, а один из членов Съезда грубо ткнул его почти в самое лицо ризничего Ефрема со словами: «На, посмотри на своего защитника». По окончании вскрытия мощей члены Съезда положили найденные одежды в раку, а поверх кости и череп, кои приходившая публика любопытно рассматривала и даже иногда брала части скелета в руки. Во всех этих действиях подписавшиеся под колл. прошением рассматривают нарушение декрета об отделении церкви от государства и разъяснений к нему. Посему группа верующих при Саввино-Сторожевском Монастыре о сем считает долгом сообщить в Н.К.Ю. и просит сделать распоряжение о прекращении подобных действий и о том, чтобы местным властям было предписано через монахов придать раке приличествующий вид, и о передаче раки и мощей т.н. преподобного Саввы как «благодатного помощника» группе верующих. 6/VI-19 г. в Совнарком поступило прошение члена Всероссийского Церковного Собора Н.Д. Кузнецова с Приложением: докладом игумена Ионы, б. поместника Звенигородского Монастыря на имя так называемого «его преосвященства, преосвященнейшего» Дмитрия, викария Московского. В этом донесении игумен Иона сообщает своему духовному начальству о факте вскрытия мощей, как состоялось посещение его членами местного исполкома, как монахи разоблачали мощи, как народ кричал: «Замолчи, довольно обманывать», как отсутствие нетленного тела и нахождение большого количества ваты и подушек послужили поводом к насмешкам по адресу монахов и т.д. В донесении игумен Иона говорит буквально следующее: «Духовник иеромонах Савва передавал мне, что когда я в облачении внес св. мощи в алтарь и был созван для присутствования при осмотре внутренности раки, один из членов Съезда, взяв св. череп Саввы преподобного и поднеся его к духовнику, спросил его: «Что это для тебя, святыня или нет?» И когда получил утвердительный ответ, со словами: «А для меня вот что» – около пяти раз плюнул на св. голову преподобного. Некоторые же другие члены Съезда вели себя крайне неблагоговейно в алтаре, изрыгая ужасные кощунства и касаясь св. престола». Основываясь на сем докладе игумена Ионы, Н.Д. Кузнецов, усматривая деятельность «некоторых членов комиссии» /по вскрытию мощей/ преступлением по должности, просит «произвести об этом дознание, предать виновных рев. суду и, ВО ВСЯКОМ СЛУЧАЕ, устранить этих лиц от всякого участия в делах, СВЯЗАННЫХ С РЕЛИГИЕЙ». …Само заявление Н.Д. Кузнецова было переслано по распоряжению Председателя Совнаркома В.И. Ленина в Н.К.Ю. с предложением «запросить присутствовавших, действительно ли был такой факт, или это является измышлением для скомпрометирования тех лиц, кои делали осмотр мощей; произвести самое беспристрастное следствие и о результатах сообщить в управление делами Совнаркома для доклада Председателю». Во исполнение сего, согласно полномочиям Н.К.Ю. от 14/VI-19 г., я выехал в г. Звенигород для расследования всех обстоятельств дела…»
Следствие длилось полтора месяца, и основной вывод, который сделал Шпицберг, заключался в том, что монахи и прихожане хотят запугать советскую власть. В процессе расследования вновь было упомянуто о майском мятеже.
ИЗ ДОКЛАДНОЙ ЗАПИСКИ ЭКСПЕРТА 8-ГО ОТДЕЛА Н.К.Ю. И. А. ШПИЦБЕРГА
по делу о событиях в Саввино-Сторожевском монастыре в связи с вскрытием 17/III-1919 г. мощей преподобного Саввы
«…Председатель сельского совдепа Посада Г. Н. Николаев изложил политический смысл этой провокации так: «Сплетни про плевок в череп Саввы – есть провокация, которую распускают монахи из своих выгод, ИБО НАШ НАРОД ВСЕ ЕЩЕ ТЕМЕН, И ТАКИМ СПОСОБОМ ЕГО ЛЕГКО ПОДНЯТЬ ПРОТИВ РЕВОЛЮЦИИ». В. И.БОГАЧОВ (председатель исполкома г. Звенигород) УДОСТОВЕРИЛ, ЧТО МЕСТНАЯ КОНТРРЕВОЛЮЦИЯ «идет по радиусам от ее центра – монастыря. Советская работа весьма затрудняется от той безответственной сети сплетен про всех деятелей революции и местных властей, каковая сеть ЗЛОНАМЕРЕННО плетется саввинскими монахами. Вокруг советского дома каждую ночь происходит дежурство ИМЕННО в силу соседства с этим очагом, всегда готовым бить в набат с целью свергнуть советскую власть». В мае 18 г., когда для проведения декрета об отделении церкви от государства в Саввинский монастырь был назначен коммунист-комиссар, предыдущий игумен Макарий, местный священник В.С. Державин, иеродиакон Амвросий и др. нафанатизировали толпу крестьян, явившихся к монастырю по набатному звону, подвергших зверскому истязанию, а засим расстрелу сего монастырского комиссара и двух красноармейцев. Засим попы и темная толпа под лозунгом «бей большевиков; зачем грабят монастырь» устремилась в город. Одновременно монастырь запирает свои ворота, не оказывает помощи умирающим раненым, отказывает даже в подводе, чтобы свезти их в больницу, а ризничий Ефрем, когда толпа устремляется в город свергать советскую власть, служит в монастырском соборе молебен. 6/IХ-1918 г. Губернский Московский Революционный Трибунал признал доказанным, что этот контрреволюционный мятеж отнюдь не был случайным бунтом на почве голода…»
Н. Д. Кузнецова было решено привлечь к ответственности как «интеллектуального руководителя всей этой кампании». 11–16 января 1920 года дело на Н. Д. Кузнецова как «вдохновителя церковной контрреволюции и явного враг Рабоче-Крестьянской власти» слушалось в Московском губернском Ревтрибунале, который приговорил обвиняемого к расстрелу, отцу Ионе (ставшему после заключения отца Макария наместником монастыря) присудили 15 лет принудительных работ… «Но приняв во внимание мощь пролетарского фронта, героические победы рабочих и крестьян над мировой буржуазией и амнистию ВЦИК от 5 ноября 1919 г.» Кузнецову расстрел был заменен заключением в концлагерь «до окончательной победы пролетариата над мировым капитализмом», а срок заключения отцу Ионе с применением амнистии составил 5 лет…
Меж тем, 5 апреля 1919 года члены Звенигородского исполкома увезли мощи преподобного Саввы Сторожевского за пределы основанной им обители. Вскоре они стали одним из экспонатов на выставке, организованной наркоматом Здравоохранения. Результаты вскрытия раки в Звенигороде попали в отчет VIII-го Отдела Народного Комиссариата Юстиции Съезду Советов, опубликованный в журнале «Революция и церковь» №№ 9-12 за 1920 год.
22-го октября 1918 года, при приеме на учет богослужебного имущества Александро-Свирского монастыря, Петрозаводской губ., в литой раке, весящей более 20-ти пудов, вместо "нетленных" мощей Александра Свирского была обнаружена восковая кукла.

Это известие, переданное коммунистической прессой во все, даже отдаленные углы Советской России, естественно вызвало крайнее смущение, как в стане церковников, так равно и среди масс... Сами же трудящиеся массы начали требовать осмотра содержимого в раках и в других местах. Таким образом..., в целом ряде губерний, в присутствии духовенства, экспертов-врачей и представителей Советской власти было произведено, по имеющимся в VIII Отделе сведениям, 63 вскрытия мощей. Вскрытия эти обнаружили целый ряд фальсификаций, при помощи которых служители культа обманывали народные массы. Оказалось, что серебряные гробницы, часто блистающие драгоценными камнями, содержали в себе либо истлевшие, превратившиеся в пыль кости, либо имитацию тел с помощью железных, обмотанных тканями каркасов, дамских чулок, ботинок, перчаток, ваты, окрашенного в телесный цвет картона и т. д.

Народный Комиссариат Юстиции 25-го августа 1920 г. распубликовал особый циркуляр, коим предлагалось следующее:

1) местные исполкомы при соответствующей агитации последовательно и планомерно проводят полную ликвидацию мощей..., избегая при этом всякой нерешительности и половинчатости при проведения своих мероприятий

2) ликвидация названного культа мертвых тел, кукол и т. п. осуществляется путем передачи их в музеи

3) в случаях обнаружения шарлатанства, фокусничества, фальсификаций и иных уголовных деяний, направленных к эксплуатации темноты, как со стороны отдельных служителей культа, так равно и организаций, бывших официальных вероисповедных ведомств, - отделы юстиции возбуждают судебное преследование против всех виновных лиц, причем ведение следствия поручается следователям по важнейшим делам при отделах юстиции или Наркомюста, а самое дело разбирается при условиях широкой гласности.

Помещая сводку вскрытий, выясняющую, между прочим и дальнейшую судьбу уже вскрытых мощей, здесь мы должны только сказать, что осмотр мощей по городам Советской России в общем был произведен без каких-либо эксцессов и волнений на этой почве...

Наименование мощей
Результаты осмотра
Мощи Артемия Веркольского, Архангельская губ.
Разделенный на 3 части гроб, в первой части вата,
во 2-й церковное облачение, в 3-й небольшой красный сундук, перевязанный шнуром и запечатанный печатями Веркольского монастыря. По вскрытии сундука обнаружено: обыкновенный уголь, перегорелые гвозди и мелкий кирпич. Признаков костей нет.
При вскрытии присутствовали монахи и архимандрит Иоаникий. Некоторые монахи со словами, вот как нас до сего времени обманывали, начали снимать с себя монастырскую одежду и, бросая в угол церкви, говорили: "довольно нас дурачить". ... Одна из деревенских женщин, когда увидела то, что было найдено вместо мощей, сказала: "я-то, дура, прошлый год приходила сюда и, когда подходила к раке, вся дрожала от страха, думая что здесь действительно нетленный святой, а вот тут смотри, какая дрянь наложена вместо святого".
11-19 г. (Великий Устюг).
По снятии покровов была обнаружена вата свежего происхождения, в которой лежала группа костей не одного лица, по крайней мере двух. Одна кость по внешнему своему виду отличается от всех других свеажестью, вследствие своей плотности к белизны. Внутри черепа вата.
Авраамия мученика,
г. Владимир
В княжеских одеждах недавнего происхождения мумифицированный труп. Длинные белые шелковые чулки с фабричным клеймом.
Князя Георгия,
г. Владимир
Под княжескими одеждами большое количество ваты, в вате кости со следами явного разрушения.
Князя Андрея,
г. Владимир
Кости скелета, лежащие на слое ваты. Мелкие кости кистей рук и ступеней ног отсутствуют. Обнаружено 2 лишних височных кости. Пяточные кости лежали в позвоночнике. Кроме всего, найдена тонкая кость, похожая на ребро ребенка.
Князя Гавриила,
Юрьев-Польский
Ящик, вышиною 5 верш., разделенный деревянной переборкой на 2 половины. Как в той, так и в другой половине человеческие кости, далеко не все, очень немногие, самые крепкие, как-то бедра, плечевые кости, череп. Все это издавало характерный гнилой запах.
Петра и Февронии,
г. Муром
Четыре мешка с костями. Вата и тряпки, которым придана форма груди. Но при вскрытии мешка, в котором должна была находиться голова Ирины, оказался череп с провалившейся срединой, набитый, как и другие, ватой и тряпками. На дне раки под головам фигур с левой стороны найдена костяная брошка с надписью "Шура".
Князя Константина,
"чад его" Михаила
и Феодора, матери Ирины, г. Муром
Матерчатая кукла с кусками костей.
Ефросинии Суздальской
Евфимия Суздальского
Груда истлевших и рассыпающихся от времени костей. Служители культа заявили, что они будто бы сами не знали правды о мощах. (Анкета)
Митрофана Воронежского.
г. Воронеж
Череп с прилепленными волосами, несколько костей, груда тряпок и ваты, несколько перчаток и, наконец, вместо центральной части "тела" - мешок, набитый разной трухой без костей.
Череп. Высохшая, превращающаяся при прикосновении в порошок часть берцовой кости. Картон, выкрашенный под телесный цвет. Фальсификация рук и ног при помощи ваты и картона. В перчатке прорез, в котором вложен картон телесного цвета, и к нему прикладывались верующие. Дамские чулки, ботинки, перчатки. Вместо груди - железный каркас.
Тихона Задонского,
г. Задонск
Изъеденные молью тряпки, вата, полуразвалившиеся человеческие кости, масса мертвой моли, бабочек, личинок. В черепной коробке в провощенной бумаге недавнего происхождения русо-рыжеватые волосы.
Сергия Радонежского,
г. Сергиев,
Московская губ.
Кукла из ваты. В вате 33 сильно разрушившихся и переломленных кости. Среди "мощей" две денежных марки, одна в 20 к., другая в 10.
Саввы Сторожевского,
г. Звенигород
Дата вскрытия
20 декабря 1918
12 февраля 1919
15 февраля 1919
13 февраля 1919
17 февраля 1919
10 февраля 1919
10 февраля 1919
12 февраля 1919
12 февраля 1919
3 февраля 1919
28 января 1919
11 апреля 1919
17 марта 1919
22-го октября 1918 года, при приеме на учет богослужебного имущества Александро-Свирского монастыря, Петрозаводской губ., в литой раке, весящей более 20-ти пудов, вместо "нетленных" мощей Александра Свирского была обнаружена восковая кукла.

Это известие, переданное коммунистической прессой во все, даже отдаленные углы Советской России, естественно вызвало крайнее смущение, как в стане церковников, так равно и среди масс... Сами же трудящиеся массы начали требовать осмотра содержимого в раках и в других местах. Таким образом..., в целом ряде губерний, в присутствии духовенства, экспертов-врачей и представителей Советской власти было произведено, по имеющимся в VIII Отделе сведениям, 63 вскрытия мощей. Вскрытия эти обнаружили целый ряд фальсификаций, при помощи которых служители культа обманывали народные массы. Оказалось, что серебряные гробницы, часто блистающие драгоценными камнями, содержали в себе либо истлевшие, превратившиеся в пыль кости, либо имитацию тел с помощью железных, обмотанных тканями каркасов, дамских чулок, ботинок, перчаток, ваты, окрашенного в телесный цвет картона и т. д.

Народный Комиссариат Юстиции 25-го августа 1920 г. распубликовал особый циркуляр, коим предлагалось следующее:

1) местные исполкомы при соответствующей агитации последовательно и планомерно проводят полную ликвидацию мощей..., избегая при этом всякой нерешительности и половинчатости при проведения своих мероприятий

2) ликвидация названного культа мертвых тел, кукол и т. п. осуществляется путем передачи их в музеи

3) в случаях обнаружения шарлатанства, фокусничества, фальсификаций и иных уголовных деяний, направленных к эксплуатации темноты, как со стороны отдельных служителей культа, так равно и организаций, бывших официальных вероисповедных ведомств, - отделы юстиции возбуждают судебное преследование против всех виновных лиц, причем ведение следствия поручается следователям по важнейшим делам при отделах юстиции или Наркомюста, а самое дело разбирается при условиях широкой гласности.

Помещая сводку вскрытий, выясняющую, между прочим и дальнейшую судьбу уже вскрытых мощей, здесь мы должны только сказать, что осмотр мощей по городам Советской России в общем был произведен без каких-либо эксцессов и волнений на этой почве...

Мощи Артемия Веркольского, Архангельская губ.
Разделенный на 3 части гроб, в первой части вата,
во 2-й церковное облачение, в 3-й небольшой красный сундук, перевязанный шнуром и запечатанный печатями Веркольского монастыря. По вскрытии сундука обнаружено: обыкновенный уголь, перегорелые гвозди и мелкий кирпич. Признаков костей нет.
При вскрытии присутствовали монахи и архимандрит Иоаникий. Некоторые монахи со словами, вот как нас до сего времени обманывали, начали снимать с себя монастырскую одежду и, бросая в угол церкви, говорили: "довольно нас дурачить". ... Одна из деревенских женщин, когда увидела то, что было найдено вместо мощей, сказала: "я-то, дура, прошлый год приходила сюда и, когда подходила к раке, вся дрожала от страха, думая что здесь действительно нетленный святой, а вот тут смотри, какая дрянь наложена вместо святого".
11-19 г. (Великий Устюг).
По снятии покровов была обнаружена вата свежего происхождения, в которой лежала группа костей не одного лица, по крайней мере двух. Одна кость по внешнему своему виду отличается от всех других свеажестью, вследствие своей плотности к белизны. Внутри черепа вата.
МощиАвраамия мученика, г. Владимир
В княжеских одеждах недавнего происхождения мумифицированный труп. Длинные белые шелковые чулки с фабричным клеймом.
Мощи Князя Георгия, г. Владимир
Под княжескими одеждами большое количество ваты, в вате кости со следами явного разрушения.
Мощи Князя Андрея, г. Владимир
Кости скелета, лежащие на слое ваты. Мелкие кости кистей рук и ступеней ног отсутствуют. Обнаружено 2 лишних височных кости. Пяточные кости лежали в позвоночнике. Кроме всего, найдена тонкая кость, похожая на ребро ребенка.
Мощи Князя Гавриила, Юрьев-Польский
Ящик, вышиною 5 верш., разделенный деревянной переборкой на 2 половины. Как в той, так и в другой половине человеческие кости, далеко не все, очень немногие, самые крепкие, как-то бедра, плечевые кости, череп. Все это издавало характерный гнилой запах.
Мощи Петра и Февронии, г. Муром
Четыре мешка с костями. Вата и тряпки, которым придана форма груди. Но при вскрытии мешка, в котором должна была находиться голова Ирины, оказался череп с провалившейся срединой, набитый, как и другие, ватой и тряпками. На дне раки под головам фигур с левой стороны найдена костяная брошка с надписью "Шура".
Мощи Князя Константина, "чад его" Михаила и Феодора, матери Ирины,
г. Муром
Матерчатая кукла с кусками костей.
Мощи Ефросинии Суздальской
Мощи Евфимия Суздальского
Груда истлевших и рассыпающихся от времени костей. Служители культа заявили, что они будто бы сами не знали правды о мощах. (Анкета)
Мощи Митрофана Воронежского.
г. Воронеж
Череп с прилепленными волосами, несколько костей, груда тряпок и ваты, несколько перчаток и, наконец, вместо центральной части "тела" - мешок, набитый разной трухой без костей.
Череп. Высохшая, превращающаяся при прикосновении в порошок часть берцовой кости. Картон, выкрашенный под телесный цвет. Фальсификация рук и ног при помощи ваты и картона. В перчатке прорез, в котором вложен картон телесного цвета, и к нему прикладывались верующие. Дамские чулки, ботинки, перчатки. Вместо груди - железный каркас.
Мощи Тихона Задонского, г. Задонск
Изъеденные молью тряпки, вата, полуразвалившиеся человеческие кости, масса мертвой моли, бабочек, личинок. В черепной коробке в провощенной бумаге недавнего происхождения русо-рыжеватые волосы.
Мощи Сергия Радонежского, г. Сергиев, Московская губ.
Кукла из ваты. В вате 33 сильно разрушившихся и переломленных кости. Среди "мощей" две денежных марки, одна в 20 к., другая в 10.
Мощи Саввы Сторожевского, г. Звенигород
После окончания следствия, произведенного Шпицбергом,
Саввино-Сторожевский монастырь по решению Звенигородского совета
был закрыт, а монахи распушены.
В опустевшем монастыре в начале 1920 года здесь решили разместить военнопленных белогвардейцев. Также, согласно различным источникам, в начале 20-х на территории монастыря открыли детский лагерь – то ли для беспризорников, то ли «для умственно отсталых детей».
Вскоре в зданиях обители уже располагается Музей церковной старины, основная часть коллекции которого – монастырская ризница, библиотека, архив и «обстановка в бывшем дворце бывшего царя Алексея Михайловича Романова». В апреле 1922 года уже из фондов музея в рамках кампании по изъятию церковных ценностей из Саввино-Сторожевского монастыря было вывезено в Московский Гохран свыше 20 пудов различных предметов серебряной утвари, исторические митры и панагии митрополитов Никодима и Александра. Тогда же монастырь как памятник архитектуры XV–XVII вв. передается в ведение и под охрану Музейного отдела главнауки Наркомпроса, а музей церковной старины объединяется с музеями в усадьбах Введенское и Ершово и под названием «Музей церковной старины и помещичьего быта» занимает почти все монастырские здания, но лишь до момента своего закрытия в 1927 году. Однако, в 1927 году руководителем Центральных реставрационных мастерских Игорем Грабарем в Москву на реставрацию везены храмовая икона Рождества Пресвятой Богородицы и другие иконы местного ряда из Рождественского собора монастыря. Иконы обратно в монастырь не вернулись, и дальнейшая судьба их неизвестна.


Уже в 1928 году многие здания за стенами обители передаются ВЦСПС для организации «Дома отдыха трудящихся им. Рыкова». Также в это время здесь располагался санаторий Наркомата здравоохранения.
1933 год. Дом отдыха имени Рыкова
Источник: pastvu.com
1933 год. Дом отдыха имени Рыкова
Источник: pastvu.com
1931 год. Дом отдыха связи, Звенигород
Источник: etoretro.ru
1931 год. Дом отдыха связи, Звенигород
Источник: etoretro.ru
Уже к этому времени в названиях улиц Звенигорода увековечили память о Революции и героях, стоявших у истоков Советов в древнем городе: Октябрьская, Красноармейская, Ивано-Шныревская и, конечно же, Макарова. В 1929 году колхозу, расположенному в Саввинской Слободе, было также присвоено его имя.
Публикация «Именем комиссара»
в газете «Новые рубежи»
от 4 мая 1978 года
Публикация
«Килограммовая прибавка - не предел»
в газете «Новые рубежи»
от 28 января 1978 года
Уже к этому времени в названиях улиц Звенигорода увековечили память о Революции и героях, стоявших у истоков Советов в древнем городе: Октябрьская, Красноармейская, Ивано-Шныревская и, конечно же, Макарова. В 1929 году колхозу, расположенному в Саввинской Слободе, было также присвоено его имя.
Публикация «Именем комиссара»
в газете «Новые рубежи»
от 4 мая 1978 года
Публикация «Килограммовая прибавка - не предел»
в газете «Новые рубежи»
от 28 января 1978 года
Скит преподобного Саввы, Саввинская церковь в 1955 году
Редчайшая цветная фотография храма этого времени. Автор фото Фридлянд С.О. (1905-1964)
Публикация «Каким быть музею»
в газете «Новые рубежи»
от 12 октября 1978 года
Публикация
«Какой он, Звенигород?»
в газете «Новые рубежи»
от 22 октября 1987 года
Публикация «Каким быть музею»
в газете «Новые рубежи»
от 12 октября 1978 года
Публикация
«Какой он, Звенигород?»
в газете «Новые рубежи»
от 22 октября 1987 года
Как удалось сохранить частицы мощей преподобного Саввы Сторожевского
Как известно из донесения отца Ионы епископу Дмитрию: «...члены Звенигородского исполкома сами взяли мощи из раки, завернули их в две скатерти и газетную бумагу, а затем увезли их из монастыря». Это произошло 5 апреля 1919 года, однако частицы мощей святого Саввы все же удалось спасти. Видимо, в период с 17 марта по 5 апреля 1919 года, когда мощи были вскрыты, но еще не вывезены из монастыря, верующие смогли забрать часть святыни.
Долгие годы спасенные частицы мощей хранились в семье заслуженного художника РСФСР Михаила Михайловича Успенского. Существует еще одна версия того, как святыня оказалась у Успенских: в 20-е годы Михаил Михайлович, тогда сотрудник Государственного исторического музея и член комиссии по охране памятников культуры по Московской области получил частицы прямо на Лубянке, куда был вызван.
Вначале Михаил Михайлович хранил мощи невдалеке от Саввинской обители – у себя на даче на Городке, в дальнейшем, уложив их в полотняный мешочек и специальный сосуд с плотною крышкой, зарыл в саду. Но после пожара, уничтожившего дачу, он перевез мощи Преподобного в свою московскую квартиру.

Долгие годы спасенные частицы мощей хранились в семье заслуженного художника РСФСР Михаила Михайловича Успенского. Существует еще одна версия того, как святыня оказалась у Успенских: в 20-е годы Михаил Михайлович, тогда сотрудник Государственного исторического музея и член комиссии по охране памятников культуры по Московской области получил частицы прямо на Лубянке, куда был вызван.
Вначале Михаил Михайлович хранил мощи невдалеке от Саввинской обители – у себя на даче на Городке, в дальнейшем, уложив их в полотняный мешочек и специальный сосуд с плотною крышкой, зарыл в саду. Но после пожара, уничтожившего дачу, он перевез мощи Преподобного в свою московскую квартиру.

Так или иначе, в 1983 году после открытия Московского Свято-Данилова монастыря, семья Успенских передала туда сохраненную святыню. В год 600-летнего юбилея Саввино-Сторожевского монастыря 22 августа 1998 года мощи преподобного Саввы были привнесены обратно в основанную им обитель. Чудотворец вновь вернулся в Звенигород
Из обращения Патриарха Московского и всея Руси Алексия II по случаю 600-летия Саввинской обители:
Саввино-Сторожевский монастырь – одна из древнейших и особо почитаемых святынь Земли Русской. Пережив суровые дни опустошения и разорения, обитель преподобного Саввы ныне возрождается и готовится в августе этого года отметить свое 600-летие. Юбилей монастыря, взрастившего за прошедшие века сотни подвижников веры и благочестия, давшего тысячам паломников духовное утешение и радость о Святом Духе, должен стать празднованием всей Церкви, всей России. В оставшееся до юбилея время необходимо решить множество вопросов, связанных с проведением предстоящих торжеств. Обитель должна достойно подготовиться к тому, чтобы принять великую святыню – мощи основателя и небесного покровителя монастыря преподобного Саввы Сторожевского. Милостью Божьей и чудом Божьим они сохранились и ныне пребывают в Свято-Даниловом монастыре, объединяя тем самым особой, духовной связью эти две возрождающиеся после десятилетий опустошения и поругания обители.

Трудно восстанавливать, тяжело воссоздавать. Но тем людям, которые жили в 20-30-е годы, на чьих глазах разорялись и разрушались святыни, было гораздо тяжелее… Но главное – обитель должно украшать внутреннее духовное благолепие — духовная жизнь братии, их служение, их молитвы, которые они возносят и за эту обитель, и за Отечество наше многострадальное, и за народ земли нашей, за то, чтобы мир и согласие сохранялись бы в обществе, несмотря на все трудности и все испытания.


Жизнь обители в период восстановления. 90-е годы ХХ века.
Проект ГАУ МО «Одинцовское информагентство»

Руководитель проекта Роман БАГРОВ

Продюсер и автор текста Евгения ПОПКОВА

Данные: Татьяна ЖИГУЛЕНКО, Екатерина ВИБЕ, Наталья ФОНИНА

Современные фото: Ангелина НИКОФОРОВА

Поддержка в соцсетях: Денис МАКСИМОВ
Авторы благодарят за помощь в подготовке специалистов Центрального государственного архива Московской области. Краеведа Игоря Михалёва. А также Звенигородский историко-архитектурный и художественный музей (директора Галину Стоенко, заместителя директора по научной работе Дмитрия Седова).
Источники фото: 4turista.ru, humus.livejournal.com, pastvu.com, dedovsk.ru, gorod-dedovsk.ru, rusarchives.ru, sergey-v-fomin.livejournal.com, etoretro.ru
Made on
Tilda